О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Подсудность дел о принудительном исполнении решений Третейских судов и дел о признании и исполнении Иностранных судебных и арбитражных решений

 

ПОДСУДНОСТЬ ДЕЛ О ПРИНУДИТЕЛЬНОМ ИСПОЛНЕНИИ РЕШЕНИЙ

ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ И ДЕЛ О ПРИЗНАНИИ И ИСПОЛНЕНИИ

ИНОСТРАННЫХ СУДЕБНЫХ И АРБИТРАЖНЫХ РЕШЕНИЙ

Серьезная проблема правоприменительной практики при определении подсудности дел о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов <1> связана с коллизией положений п. 8 ст. 38 и п. 3 ст. 236 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

--------------------------------

<1> Здесь и далее под третейскими судами понимаются третейские суды и международные коммерческие арбитражи, проводившиеся на территории Российской Федерации.

 

Согласно п. 8 ст. 38 АПК РФ "заявления об оспаривании решения третейского суда и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подаются в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда".

В то же время в соответствии с п. 3 ст. 236 АПК РФ "заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства".

Буквальное толкование содержащихся в п. 8 ст. 38 АПК РФ предписаний позволяет сделать вывод о том, что заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, так же как и заявление об оспаривании решения третейского суда, подлежит рассмотрению арбитражным судом субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда. При этом положениями ст. 38 АПК РФ установлены правила исключительной подсудности, нарушение которых влечет безусловный отказ в принятии дела к рассмотрению "некомпетентным судом".

Вместе с тем нормами § 2 главы 30 АПК РФ непосредственно установлены правила, регулирующие порядок судопроизводства по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в связи с чем в литературе было высказано мнение о соотношении положений п. 8 ст. 38 и п. 3 ст. 236 АПК РФ как общих и специальных, соответственно, с приоритетным применением последних <2>.

--------------------------------

<2> Так, обосновывая вывод о необходимости подачи заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по правилам п. 3 ст. 236 АПК РФ, Т.Н. Нешатаева указывала на то, что "§ 2 главы 30 АПК РФ содержит специальные нормы, применяемые при рассмотрении заявлений об оспаривании решений третейских судов и выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение их решений. Следовательно, ст. 38 и положения § 2 главы 30 соотносятся как общие и имеющие приоритетное применение специальные нормы". (Нешатаева Т.Н. О признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений // Арбитражная практика. 2004. N 11.)

 

Однако полностью такой подход проблему не снимал. Судебной практикой было найдено компромиссное решение рассматриваемой задачи.

В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.07.2004 по делу N Ф09-2197/04-ГК.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского экономического суда Уральской торгово-промышленной палаты в отношении ответчика, находящегося в Ханты-Мансийском автономном округе. Определением суда первой инстанции заявление было возвращено взыскателю со ссылкой на неподсудность спора Арбитражному суду Свердловской области. Постановлением апелляционной инстанции определение Арбитражного суда Свердловской области было оставлено без изменений.

Оставляя в силе принятые по делу судебные акты, суд кассационной инстанции указал на то, что к исключительной подсудности арбитражного суда субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда (п. 8 ст. 38 АПК РФ), дело относится тогда, когда по нему одновременно поданы одной стороной третейского разбирательства - заявление об оспаривании решения третейского суда, а другой стороной - заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда; в остальных случаях вопрос о подсудности дела по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда решается в соответствии с ч. 3 ст. 236 АПК РФ.

Поскольку в рамках данного дела ответчик не обращался с заявлением об обжаловании решения третейского суда, заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского экономического суда Уральской торгово-промышленной палаты подлежало подаче по месту нахождения ответчика - в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа.

Приведенное решение рассматриваемой проблемы было закреплено в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2005 N 96 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов" (далее - Обзор, информационное письмо N 96).

В соответствии с изложенным выше подходом в п. 14 Обзора было указано, что "к подсудности арбитражного суда субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, дело относится тогда, когда по нему одновременно одной стороной третейского разбирательства подано заявление об оспаривании решения третейского суда, а другой стороной третейского разбирательства - заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного решения". Во всех остальных случаях заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должно быть подано в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника.

Судебная практика достаточно последовательно придерживается указанного подхода, при этом п. 8 ст. 38 АПК РФ применяется и в тех случаях, когда момент рассмотрения заявлений об отмене решений третейских судов и момент подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение таких решений не совпадают. В качестве примера можно привести Постановление ФАС Московского округа от 14.05.2007, 18.05.2007 N КГ-А40/910-07 по делу N А40-70607/06-25-323, Постановление ФАС Центрального округа от 25.01.2005 по делу N А54-3075/04-С17.

На практике можно встретить любопытные случаи применения сформулированного ВАС РФ правила подсудности. Так, сторона третейского разбирательства, которой по тем или иным причинам интересно рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения по месту проведения третейского разбирательства, а не по месту нахождения должника, обращается в соответствующий арбитражный суд одновременно с заявлением об отмене третейского решения и о выдаче исполнительного листа на то же самое решение. В дальнейшем производится отказ от требования в части отмены третейского решения. Несмотря на то что описанные действия вполне могут быть расценены судом как злоупотребление процессуальными правами, шанс получить исполнительный лист в "удобном" для стороны суде также велик <3>.

--------------------------------

<3> См., напр.: Постановления ФАС Московского округа от 16.11.2005, 09.11.2005 по делу N КГ-А40/11063-05, от 06.07.2006 N КГ-А40/6020-06-П по делу N А40-67760/05-30-422.

 

Однако закрепленное Высшим Арбитражным Судом РФ толкование положений п. 8 ст. 38 АПК РФ не позволило избежать всех проблем, возникающих при применении норм о подсудности споров по исполнению решений третейских судов, поскольку не учитывает ситуации, при которой ответчиком - стороной третейского разбирательства является иностранное лицо, чье место нахождения известно и находится за границей.

Рассмотрим Постановление ФАС Московского округа от 18.05.2007 по делу N КГ-А40/910-07. Российское юридическое лицо обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения МКАС при ТПП РФ в отношении ответчика - немецкого юридического лица с местом нахождения в Гамбурге. Ответчик, оспаривая определение суда первой инстанции о выдаче исполнительного листа, ссылался на неподсудность дела Арбитражному суду г. Москвы на основании п. 3 ст. 236 АПК РФ.

Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, ФАС Московского округа указал на то, что в производстве Арбитражного суда г. Москвы ранее находилось дело по обжалованию ответчиком указанного решения МКАС при ТПП РФ, в связи с чем заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения в соответствии с разъяснениями, содержащимися в информационном письме Президиума ВАС РФ N 96, подлежало рассмотрению по правилам п. 8 ст. 38 АПК РФ также в Арбитражном суде г. Москвы.

В рассматриваемой ситуации применение п. 8 ст. 38 АПК РФ стало возможным благодаря обращению иностранного ответчика с заявлением об отмене решения третейского суда.

В ситуации, когда ответчик - иностранное лицо, чье место нахождения доподлинно известно еще на стадии третейского разбирательства, не обращался в суд с заявлением об отмене решения третейского суда, вопрос о подсудности дела о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения остается открытым. Ведь с учетом разъяснений ВАС РФ п. 8 ст. 38 АПК РФ в этой ситуации не подлежит применению, а п. 3 ст. 236 АПК РФ фактически не может быть применен, так как ответчик не находится в России.

На практике заявления об отмене решений третейских судов, как правило, подаются раньше, чем заявления о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение таких решений, что связано с установлением ст. 40 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" <4> и п. 3 ст. 230 АПК РФ трехмесячного срока на оспаривание решений третейских судов. Тем не менее вполне возможна ситуация, когда обращение с заявлением о выдаче соответствующего исполнительного листа будет осуществлено ранее, чем подача иностранным ответчиком заявления об отмене третейского решения.

--------------------------------

<4> Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации".

 

Более того, далеко не каждое решение третейского суда вообще может быть обжаловано в государственном суде. Статьей 40 ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" установлено, что решение третейского суда может быть оспорено участвующей в деле стороной только в том случае, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным. С учетом диспозитивного характера данной нормы стороны третейского соглашения своим соглашением могут исключить саму возможность отмены третейского решения государственным судом. В такой ситуации заявление об отмене решения третейского суда не подлежит рассмотрению арбитражным судом, а возбужденное производство по такому заявлению подлежит прекращению (п. 9 информационного письма N 96).

То есть при наличии в третейском соглашении оговорки об окончательности третейского решения для сторон проблема применения п. 3 ст. 236 АПК РФ в отношении иностранных ответчиков особенно актуальна.

Наиболее рациональным выходом в рассматриваемой ситуации могло бы служить установление единого правила о рассмотрении дел, связанных как с отменой решений третейских судов, так и с выдачей исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, арбитражными судами субъектов РФ по месту проведения третейского разбирательства.

Сходная проблема возникает при применении п. 5 ст. 230 АПК РФ, согласно которому в предусмотренных международным договором Российской Федерации случаях <5> в соответствии с § 1 главы 30 АПК РФ может быть оспорено иностранное арбитражное решение, при принятии которого применены нормы законодательства Российской Федерации, путем подачи заявления об отмене такого решения в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства.

--------------------------------

<5> В качестве такого международного договора судебная практика рассматривает Европейскую конвенцию о внешнеторговом арбитраже 1961 г., хотя вопрос о непосредственном применении положений данной Конвенции в обоснование возможности обжалования иностранного третейского решения национальным судом более чем спорен, на что обращалось внимание в литературе (см., напр.: Хлестова И.О. Признание и исполнение иностранных арбитражных решений // Журнал российского права. 2006. N 8).

 

В ситуации, когда ответчиком в проходившем за рубежом третейском разбирательстве является иностранное лицо с известным местом нахождения, возможность рассмотрения дела об оспаривании третейского решения арбитражным судом РФ снова находится под вопросом.

Поскольку установление подсудности спора арбитражному суду по месту проведения третейского разбирательства в рассматриваемой ситуации неприемлемо, для данной категории дел было бы целесообразно установить правило о рассмотрении заявлений об отмене решений иностранных третейских судов арбитражным судом РФ по месту нахождения или месту жительства российской стороны третейского разбирательства либо, если ее место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества российской стороны третейского разбирательства в РФ <6>.

--------------------------------

<6> В данной норме нет необходимости делать указание на случаи отсутствия места нахождения стороны третейского разбирательства в РФ, поскольку на практике ситуация обжалования в РФ иностранного арбитражного решения, состоявшегося по спору между двумя иностранными лицами, маловероятна. Содержащаяся в п. 5 ст. 230 АПК РФ процессуальная привязка к российскому правопорядку основана в первую очередь не на признаке применимого (российского) права, а на факте наличия международного договора с участием РФ, т.е. презюмируется, что одной из сторон третейского разбирательства является российское лицо.

 

Такая формулировка позволяет учитывать ситуации вынесения иностранного третейского решения как в отношении российского, так и в отношении иностранного должника.

Еще более серьезные практические проблемы возникают при применении п. 9 ст. 38 и аналогичного ему п. 1 ст. 242 АПК РФ в отношении признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных <7> решений.

--------------------------------

<7> Здесь и далее под иностранными арбитражными решениями понимаются решения третейских судов по результатам третейских разбирательств, проводившихся за пределами РФ (решения иностранных третейских судов).

 

Пунктом 9 ст. 38 АПК РФ установлено следующее правило исключительной подсудности по делам о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений: "Заявление о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений подается стороной, в пользу которой состоялось решение иностранного суда, в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника".

Аналогичные закрепленным в п. 9 ст. 38 положения содержатся и в главе 31 АПК РФ "Производство по делам о признании и исполнении решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений". Согласно ч. 1 ст. 242 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда подается стороной спора, в пользу которой вынесено решение (далее - взыскатель), в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника, а если они неизвестны - по месту нахождения имущества должника.

Таким образом, руководствуясь буквальным смыслом рассматриваемых норм, взыскатель может подать заявление о признании и принудительном исполнении иностранного судебного решения в арбитражный суд по месту нахождения имущества иностранного должника в России только в том случае, если неизвестно место нахождения (жительства) последнего. Как указывалось выше, на практике адрес иностранной организации за границей, как правило, известен взыскателю еще на стадии судебного разбирательства в иностранном суде или арбитраже.

Положения п. 9 ст. 38 и п. 1 ст. 242 АПК РФ порождают ситуацию, при которой взыскатель вообще не сможет обратить взыскание на имущество иностранца, находящееся в России, на основании иностранного судебного или арбитражного решения, поскольку арбитражный суд субъекта РФ или откажет в принятии к рассмотрению заявления о признании и приведении в исполнение такого решения, или прекратит производство по такого рода заявлению, как только будет установлено, что место нахождения должника находится за границей.

Так, Определением Арбитражного суда г. Москвы от 13.11.2003 по делу N А40-34336/03-69-208 было прекращено производство по заявлению иностранного взыскателя о признании и приведении в исполнение решения Алма-Атинского областного суда от 06.05.2003. Основанием для прекращения производства послужила ссылка на неподсудность дела Арбитражному суду г. Москвы по основаниям п. 9 ст. 38 АПК РФ в связи с тем, что место нахождения должника известно и находится в Казахстане.

При этом суд указал, что заявителем не представлено доказательств того, что имущество должника находится на территории Российской Федерации. Однако даже подтверждение факта наличия у иностранного должника имущества в РФ никак не позволяет обойти положения п. 9 ст. 38 и п. 1 ст. 242 АПК РФ из-за четкого указания в них на признак неизвестности места нахождения должника взыскателю.

Создается ситуация, когда иностранному должнику, против которого на территории иностранного государства вынесено судебное решение, достаточно вывезти ликвидное имущество в РФ, чтобы судебное решение стало фактически неисполнимым, несмотря ни на какие двусторонние международные соглашения о взаимном признании и исполнении судебных актов компетентных судов.

С практической точки зрения проблема применения ст. 242 АПК РФ особенно актуальна в отношении признания и принудительного исполнения в РФ судебных решений стран - участниц Соглашения стран СНГ "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности" (Киевское соглашение 1992 г.) и Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минская конвенция 1993 г.) ввиду специфики правового и экономического пространства, объединяющего страны - участницы названных соглашений. Как Киевским соглашением, так и Минской конвенцией закреплен принцип взаимного признания и исполнения судебных решений стран-участниц. В этих международных договорах строго очерчен круг оснований для отказа в признании и исполнении судебных решений, в целом идентичный положениям ст. 244 АПК РФ. Но на практике пробел российского законодательства не позволяет реализовать закрепленный международными соглашениями режим признания и исполнения судебных решений.

Положения п. 1 ст. 242 АПК РФ нельзя признать отвечающими иным нормам Арбитражного процессуального кодекса РФ. Так, п. 1 ч. 1 ст. 247 установлено, что арбитражные суды в РФ рассматривают дела по экономическим спорам с участием иностранных лиц в случаях, если ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории РФ находится его имущество. Таким образом, юрисдикция российских арбитражных судов распространяется на иностранных лиц, не имеющих места нахождения (жительства) в РФ, по единственному признаку наличия у них в России имущества. То есть п. 1 ст. 242 неоправданно сужает сферу исполнения судебных решений в отношении иностранцев на территории РФ.

Также п. 1 ст. 242 не отвечает сущности ст. 244 АПК РФ, в которой установлен исчерпывающий перечень оснований для отказа в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, поскольку фактически положения п. 1 ст. 242 устанавливают дополнительное основание, по которому в России не может быть признано и исполнено решение иностранного суда.

Необходимо отметить, что в действующем Гражданском процессуальном кодексе РФ рассматриваемая проблема полностью снята: согласно ст. 410 ГПК РФ "ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или судом автономного округа по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации, а в случае, если должник не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо место его нахождения неизвестно, - по месту нахождения его имущества".

Сегодня в арбитражном процессуальном законодательстве можно найти лишь одну норму, позволяющую восполнить пробел п. 1 ст. 242 АПК РФ. Это п. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21.06.1988 N 9131-XI "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей", согласно которому "вопрос о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда рассматривается... по месту жительства (нахождения) должника, а если должник не имеет места жительства (нахождения) в СССР либо место жительства (нахождения) должника неизвестно, - по месту нахождения его имущества".

Однако Указ N 9131-XI применяется лишь в части, не противоречащей АПК РФ, в связи с чем решение вопроса о возможности непосредственного применения п. 2 Указа неочевидно.

В судебной практике есть попытки восполнить рассматриваемый пробел арбитражного процессуального законодательства в части признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений.

Так, Постановлением ФАС Московского округа от 09.04.2007 по делу N КГ-А40/1324-07 было отменено определение Арбитражного суда г. Москвы о прекращении производства по заявлению английской компании о признании и исполнении решения Хозяйственного суда Николаевской области Украины в отношении должника - украинского юридического лица с местом нахождения в г. Одессе, располагающего имуществом в РФ. Направляя дело на новое рассмотрение по существу, суд кассационной инстанции указал на необходимость непосредственного применения к отношениям по исполнению украинского судебного решения положений Киевского соглашения 1992 г., которое не содержит каких-либо ограничений на обращение за признанием и исполнением судебного решения страны-участницы в суд той страны государства-участника, в котором соответствующее решение суда может быть исполнено.

Однако до того момента, пока соответствующая судебная практика не будет закреплена на уровне Высшего Арбитражного Суда РФ, говорить о решении существующей процессуальной проблемы рано.

Наилучшим вариантом было бы внесение изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, устанавливающих, что заявление о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если должник не имеет места нахождения (жительства) или место нахождения (жительства) должника неизвестно, по месту нахождения его имущества.


Тарнопольская Светлана Викторовна, адвокат, магистр частного права.
 



Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве