О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



ВЛАСТЬ, КОТОРУЮ МЫ ... ПОЗАБЫЛИ

Жертвам российского правосудия посвящается

ВЛАСТЬ, КОТОРУЮ МЫ ... ПОЗАБЫЛИ

.


Доклад члена Нижегородского
общества прав человека
Николаева Вадима
hrnnov@sinn.ru


Правовое государство –
это государство судей!

Предисловие


Россия всегда была больна проблемой Власти. Неразделенность Власти и Собственности в России порождало монополию на Власть, что вызывало у простого люда противоречивые чувства.
С одной стороны – Власть в России (а с ней и государство) обожествляли и боготворили, а с другой – её столь же страстно ругали и ненавидели (когда громче, а когда – тише).
Власть же, используя своё привилегированное положение, отвечала Народу тем же: на словах только и думала, что о счастье народном; на деле же – презирала всех, кто не был к ней приобщён.
И вот, наконец, в России на самом высоком уровне (в Конституции[1]) было закреплено, что российский народ не просто обладает властью, но и является её источником, т. е. без Народа Власти нет! Для России это был очень серьёзный шаг вперед по преодолению пропасти между Властью и Народом.
Но как это у нас водится, никто не подумал о том, что одним шагом (пусть даже и большим) всю дорогу не осилишь, что необходимо разработать и воплотить в реальность целый комплекс мер, позволяющих Народу цивилизованно (!) контролировать Власть.
Тогда казалось: стоит разделить Власть на Законодательную, Исполнительную и Судебную, дать «истинную» свободу средствам массовой информации, а также привести в соответствие «международным стандартам» законодательство о выборах, чтобы во Власть пришли «честные профессионалы», – и все проблемы разрешатся сами собой. Однако Народ очередной раз отказался от налаживания нормального конструктивного диалога с Властью для решения своих проблем сообща и вверил свою судьбу кучке «профессионалов».
То, что получилось из этой «затеи», мы все прекрасно видим. Особенно тяжело все эти «реформы» отразились на «здоровье» Судебной Власти.
Дело в том, что отечественные законодатели, двигаясь по пути становления Судебной Власти как независимой и беспристрастной силы, которая могла бы решать все (или почти все) возникающие в обществе споры, опираясь только на Право и тем самым превратиться в Высшую Власть (после народа, разумеется) в современной правовой России, так увлеклись, что вместо Независимой сделали её Неконтролируемой.

Девять лет судебной реформы: тупик или начало?


Что менялось? Знаки и возглавья?
М. Волошин, поэт начала XX века.

21 октября 1991 г. Президент РСФСР Б. Ельцин внёс на рассмотрение Верховного Совета РСФСР проект Концепции судебной реформы в РСФСР, «проведение которой является необходимым условием обеспечения функционирования демократического правового государства».
24 октября 1991 г. Верховный Совет РСФСР одобрил эту Концепцию[2] и дал поручения соответствующим комитетам о принятии комплекса мер для её реализации[3].
Главное, на мой взгляд, что удалось добиться за девять лет, это то, что на уровне Конституции РФ:
1. Закреплён принцип верховенства суда в вопросе защиты прав и свобод граждан (ст. 46): «примат юстиции над администрацией».
2. Созданы предпосылки для превращения судей из функционеров в личности с независимым правовым и социальным статусом (статьи 118-122).
Но, к сожалению, эти, по истине титанические сдвиги, практически полностью сведены «на нет» тем, что было упущено:
1. Не стала доступной и достоверной информация о деятельности судебной системы.
2. Не налажено нормальное «прозрачное» ресурсное (в первую очередь - кадровое) обеспечение судов.
Мало того: «создавая предпосылки» (или прикрываясь этим лозунгом?) для превращения судей из функционеров в личности и «для образования судейской корпорации», законодателями были ликвидированы, урезаны или «выведены» за рамки правового поля те немногие механизмы, которые позволяли «рядовым» гражданам хоть в какой-то степени контролировать судебную власть.
Тут я хочу обратить внимание на следующее.
Основополагающими критериями цивилизованности политической системы современного общества являются два момента:
1. Принцип формирования Власти должен быть, с одной стороны, максимально демократичным и «прозрачным», а с другой стороны – защищать общество от проникновения во власть экстремистов и некомпетентных личностей.
2. Сама Власть в своей деятельности должна быть максимально «прозрачна» для общественности.
Я думаю, это прекрасно понимали как «сторонники», так и «противники» Судебной Реформы во Власти (я взял их в кавычки, поскольку граница между ними весьма условна), и именно вокруг этих вопросов развернулась их основная борьба. Первой «жертвой» этой борьбы стал порядок формирования «судейского корпуса».

Проклятый «кадровый вопрос»

Контроль – это власть.


Самым болезненным вопросом российской Власти всегда была проблема кадров. Вспомните знаменитое: «Кадры решают всё!» или не менее знаменитую «номенклатуру». В современный, переходной период российского общества проблема кадров Власти обозначилась особенно остро (здесь я согласен, с Б. Е. Немцовым который, пожалуй, первый на уровне Правительства РФ выдвинул лозунг о «кадровой революции» во Власти). Для Судебной Реформы этот вопрос с самого начала стал ключевым.
А началось всё в 1988 году с внесения изменений в Конституцию СССР[4] (а в 1989 г. – в Конституцию РСФСР[5]), которыми был ликвидирован институт избрания и отзыва судей районных судов непосредственно населением.
Правда, в 1992-93 г.г.[6], было продекларировано право граждан избирать мировых судей. Но, само введение института мировых судей было неоправданно затянуто, а когда страсти поутихли, то появившийся в 1998 г. Федеральный закон (ФЗ) «О мировых судьях в РФ»[7] перечеркнул эту возможность. Ст. 6 этого закона предоставила законодателям субъектов Российской Федерации право выбирать (на уровне закона субъекта): то ли мировые судьи назначаются (избираются) на должность законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации, то ли избираются населением.
Мне пока не известно ни одного закона субъекта РФ, который бы предоставлял населению право выбирать себе мировых судей и Нижегородская область в этом не исключение[8].
Лишив граждан возможности напрямую влиять на «кадровый вопрос» в судах, законодатели пошли дальше: в 1992 г. окончательно (после Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР»[9]) «замкнули» судебную власть на себе самой Законом РФ «О статусе судей в РФ»[10], по которому судьи:
– получали полномочия бессрочно (ст. 11 Закона),
никому не отчитывались (ст. 10 Закона),
– могли лишиться своего высокого статуса, а также привлечены к единственному виду ответственности – уголовной, только по воле соответствующей квалификационной коллегии, состоящей тоже из судей (ст. ст. 14, 16 Закона).
В 1995 г.[11] «замкнутость» была усилена, и с тех пор ни один человек не может стать судьёй (кроме судей Конституционного Суда РФ) без положительной рекомендации соответствующей квалификационной коллегии судей.
Правда, в 1993 г.[12] законодатели частично «одумались», ограничив срок полномочий впервые избранных судей районных судов сроком в пять лет (в 1995 г.[13] этот срок сократили до трёх лет). Но уже в 1997 г. этот «законотворческий зигзаг» был исправлен – ст. 14 Федерального конституционного закона (ФКЗ) «О судебной системе РФ»[14] отменила это ограничение. Справедливости ради нужно отметить, что в настоящее время в России имеются судьи, назначаемые на определённый срок – 12 лет: это судьи Конституционного Суда РФ (что принципиально ситуацию не меняет).
И всё бы ничего, если бы при этом процесс отбора и избрания (назначения) судей стал максимально гласным и открытым. Так нет – напротив: на волне «войны законов» постоянно создавались ситуации, когда стать судьями, вполне «законно», имели возможность «случайные» люди.

«Союз нерушимый республик свободных»


Как известно, принятый 4 августа 1989 г. Закон СССР «О статусе судей в СССР» ввел минимальные стандарты, позволяющие достаточно серьёзно повысить качество судейского корпуса. Так, если раньше судьёй любого (!) суда «по закону» мог стать любой (даже недееспособный??!) гражданин старше 25-ти лет[15], то теперь кандидат на должность судьи районного суда должен был иметь как минимум высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее двух лет, а также сдать квалификационный экзамен; судьями же вышестоящих судов могли быть избраны лишь те граждане СССР, которые имели высшее юридическое образование и стаж работы по юридической специальности не менее пяти лет, в том числе, как правило, не менее двух лет в качестве судьи[16].
Затем ст. 2 Закона РСФСР «О взаимоотношениях Советов народных депутатов и исполнительных органов в период проведения экономической реформы» от 09.10.90 г.[17] установила, что «нормы законодательных и иных актов Союза ССР применяются на территории РСФСР, если они не противоречат Декларации о государственном суверенитете РСФСР, другим законодательным актам РСФСР», т.е. законодательные акты РСФСР были поставлены выше актов СССР; а по ст. 69 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» от 08.06.1981 г.[18] судьей мог быть избран каждый (!!) гражданин РСФСР, достигший ко дню выборов 25 лет. Правда, в это же время, на территории РСФСР, продолжала действовать (не была приостановлена) ст. 74 Конституции СССР, которая провозглашала верховенство союзных законов. «Точка» в этом «споре» была поставлена 12.12.1991 г. Постановлениями Верховного Совета РСФСР «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств»[19] и «О денонсации Договора об образовании СССР»[20], которые окончательно закрепили приоритет российского законодательства перед союзным.
Напомню, что Закон РФ «О статусе судей в РФ», практически восстановивший минимальные стандарты для кандидатов на должность судьи, начал действовать лишь с 29.07.1992 г.!
Получается, что у наших депутатов было как минимум 7 месяцев, чтобы избрать на должность судьи любого (даже Верховного!!) суда общей юрисдикции практически кого угодно (!!) старше 25 лет! Добавьте к этому также тот факт, что, например, по Закону РФ «О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации» от 05.03.92 г. (п. 4 ст. 27) краевой или областной Совет народных депутатов избирал судей районных (городских) судов «большинством голосов от числа присутствующих на сессии депутатов Совета» («Сессия Совета правомочна, если на ней присутствуют не менее двух третей от числа депутатов, установленного для данного Совета» (п. 3 ст. 24))!

На войне как на войне


Однако, решив одну проблему, Закон РФ «О статусе судей в РФ» создал новую.
Вероятно, развивая положения Договора «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации»[21] (подп. «к» п. 1 ст. 2) о том, что судоустройство (и кадры правоохранительных органов) относится к совместному ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти республик в составе Российской Федерации (вопреки подп. «о» п. 1 ст. 1 этого же договора где судоустройство относится к ведению федеральных органов государственной власти Российской Федерации), п. 5 ст. 6 Закона указал, что «судьи судов республик в составе Российской Федерации наделяются полномочиями в порядке, предусмотренном законодательными актами этих республик». И если поначалу «самостоятельность» республик как-то сдерживалась ст. 164 Конституции РСФСР (РФ), то с её заменой 12.12.1993 г. на новую Конституцию РФ открылся «простор для творчества» не только у республик, но и у остальных субъектов РФ.
Почему? Очень просто.
Да, новая Конституция РФ ликвидировала противоречие в вопросе: к чьему ведению относится «судоустройство»[22]. Зато отныне в совместном ведении находились «кадры судебных и правоохранительных органов»[23]. Кроме того, Конституция РФ ввела совершенно новое для российского правового поля понятие – «федеральные суды» и обозначила только три из них: Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ.
А далее появляется Указ Президента РФ,[24] который, вопреки уже принятой, но еще не вступившей в силу Конституции РФ[25], «подчищает» российское законодательство. Признав не действующими и не подлежащими применению пункты 2, 3 и 5 ст. 6 Закона РФ «О статусе судей в РФ» [26], Указ обошел стороной п. 4 и п. 6 (бывший «п. 5»), тем самым фактически признав, что не только все районные суды, но и как минимум верховные суды республик не являются федеральными. Добавив к этому положение о том, что Российская Федерация состоит из равноправных субъектов[27] и поручение Президента РФ органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации «в случае необходимости организовать проведение довыборов народных заседателей районных (городских) судов (выделено мной – В. Н.)»[28], получаем результат: до 06.01.1997 г.[29] у Власти субъектов РФ была прекрасная возможность проводить собственную «кадровую политику» в судах общей юрисдикции[30] на «своей» территории.

Когда «федеральный» выше «федерального конституционного»


Вступление в силу ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вроде бы стабилизировало ситуацию.
Но...всё испортила ст. 13 (вот когда поверишь в суеверия!) этого закона. Вообще то, если быть точным, ст. 13 лишь довершила картину нарушений Конституции РФ, допущенных в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации».
Дело в том, что ч. 1 ст. 108 Конституции РФ предусматривает, что «федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации». Т. е. вся 2-я глава ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» неконституционна, поскольку Конституцией РФ не предусмотрено регулирование основ статуса судей федеральным конституционным законом. Напротив, всю 7-ю главу Конституции РФ[31] буквально «пронизывает» мысль о том, что вопросы, связанные со статусом судей, должны решаться федеральными законами.[32]
А в чем собственно дело, спросите вы? Ведь никто же не оспорил конституционность упомянутой главы ФКЗ[33]! Да и что она принципиально изменила?
Отвечаю. Если не считать уже упоминаемой «бессрочности» полномочий, то главное, что было изменено – существенно повышена роль законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ при назначении судей (а также председателей судов и их заместителей) районных судов, а также Верховных судов республик, краевых (областных) судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов.
Так по Закону РФ «О статусе судей в РФ»[34] при назначении судьи федерального суда «всего лишь» учитывается мнение законодательного (представительного) органа соответствующего субъекта Российской Федерации. И даже эта «невинная» оговорка, на мой взгляд[35], противоречит п. «г» ст. 71 Конституции РФ, который относит формирование федеральных органов государственной власти к ведению Российской Федерации. Согласно же пп. 6 и 7 ст. 13 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» при назначении судей, председателей судов и их заместителей в районных судах, а также в Верховных судах республик, краевых (областных) судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов требуется обязательное согласие законодательного (представительного) органа соответствующего субъекта Российской Федерации.[36]
Такова теория. На практике же всё гораздо «ярче».
01.02.1996 г.[37] Конституционный Суд РФ «с учётом статьи 72 (пункт «л» части 1) Конституции РФ» признал право федерального законодателя устанавливать порядок «согласования» федеральных судей с органами власти субъекта РФ.[38]
09.08.2000 г. вступил в силу Закон Нижегородской области «О порядке согласования и назначения Законодательным Собранием области кадров судебных органов в Нижегородской области»[39].
В статьях 3, 5 (п. 1) и 7 (п. 1) этого Закона, например, указывается, что кандидаты для назначения на должности судей, председателей и заместителей председателей районных судов области могут быть согласованы на трёхлетний срок полномочий. Кроме того, в соответствии с пп. 1, 2 и 3 ст. 5 Закона, кандидаты для назначения на должности судей, председателей и заместителей председателей районных судов области, а также на должности судей Нижегородского областного суда представляются председателем Нижегородского областного суда, а кандидаты для назначения на должности судей Арбитражного суда Нижегородской области – председателем Арбитражного суда Нижегородской области. Однако «злополучная» ст. 13 (пп. 6 и 7) ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» устанавливает, что этих кандидатов представляют для согласования в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации соответственно Председатель Верховного Суда РФ и Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ.
Остаётся только добавить, что данный закон лишь «юридически оформил» ту практику, которая существовала и существует в области на уровне постановлений Законодательного Собрания, не взирая на ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации».

Кандидат – «человек, одетый в белое»


Кстати, традиция нарушать законодательство о порядке представления кандидатов на должности судей в Нижегородской области существует довольно давно.
22.09.1992 г. Нижегородский областной Совет народных депутатов умудрился избрать ряд судей районных (городских) судов области на основании разных представлений![40] Два судьи были избраны на основании представления Министерства юстиции РСФСР и Верховного Суда РФ, а четверо других на основании представления председателя Нижегородского областного суда, хотя Закон РФ «О статусе судей в РФ», вступивший в силу двумя месяцами раньше, четко и однозначно требовал, чтобы кандидаты в судьи представлялись для избрания председателем областного суда.[41]
Напомню также, что до Закона РФ «О статусе судей в РФ» законодательство, как СССР, так и РСФСР не предусматривало конкурсного отбора кандидатов на судейскую должность (или выборов на альтернативной основе), что автоматически освобождало Власть от гласного подбора кандидатов.
Но даже введение требования конкурсного отбора кандидатов[42] практически не изменило реальное положение дел. Например, в Нижегородской области до настоящего времени не проводилось ни одного открытого гласного конкурса на замещение вакантной судейской должности. Более того, скрывается даже общее число судейских должностей в конкретных судах.
Так, на запрос Региональной общественной организации «Нижегородское общество прав человека» (НОПЧ) в Управление Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Нижегородской области о количестве судейских должностей в районных судах г. Нижнего Новгорода и наличии свободных вакансий судей, был дан ответ, что «количество судей Нижегородской области установлено штатным расписанием, которое предназначено для служебного пользования. В настоящий момент вакантных должностей судей нет»[43]. В то же время, из «неофициальных источников» в НОПЧ поступает информация о том, что вакансии есть!

Законен ли судья на незаконной должности?


Но это ещё не самое «смешное» в данной ситуации. Дело в том, что согласно поныне действующей ст. 24 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» количество судей для каждого районного суда области устанавливается исполнительным комитетом областного Совета народных депутатов по представлению начальника отдела юстиции исполнительного комитета областного Совета народных депутатов; а по действующему законодательству, после того как в 1991-92 годах исполнительные комитеты областных Советов народных депутатов прекратили свою деятельность, их полномочия, в этой части, не перешли ни одному из органов власти. В свете этого становится понятным, почему дальнейшие попытки НОПЧ выяснить, что это за «штатное расписание» и почему оно предназначено лишь «для служебного пользования», натолкнулись на яростное сопротивление со стороны начальника Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Нижегородской области Захаровой Т. П.
Кстати, о судейских должностях. Как мы уже выяснили, в Российском законодательстве образовался определенный «пробел» в части органов, наделённых полномочиями устанавливать их число. Причём это характерно не только для районных судов, но и для всех остальных до Верховного Суда РФ включительно.
Статьи 29, 41 и 53 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» до сих пор определяют, что количественный состав Верховных судов республик, краевых (областных) судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов, и Верховного Суда РФ устанавливают соответствующие Советы народных депутатов.
В итоге ситуация доводится до абсурда. Например, 30 декабря 1999 г. Президент РФ подписывает Указ[44], которым «в целях обеспечения эффективности правосудия и реализации конституционных прав граждан Российской Федерации на судебную защиту» увеличивает общую штатную численность судей федеральных судов общей юрисдикции (кроме Верховного Суда РФ) и на этом останавливается. А кто должен решать, каким конкретно судам достанутся дополнительные должности? По Конституции РФ, на сегодняшний день, это можно определить либо федеральным конституционным законом, либо, если таковой отсутствует, – указом Президента РФ. Но их нет!
И идёт полным ходом «подковёрный» и не имеющий ничего общего с Правом делёж «доходных мест»... А на запросы НОПЧ в Нижегородский областной суд о количественном составе этого суда его Председатель Воробьёв В. Н. отвечает: «...по затронутым вами вопросам информация не даётся»[45] (кому не даётся: то ли ему, то ли нам – непонятно).

Можно ли «исполнять обязанности судьи»?


Но всё это только «цветочки». «Ягодки» заключаются в том, что в РСФСР к 1989 г., на уровне Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР», существовала многолетняя (как минимум с Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 октября 1962 года «О внесении изменений в статью 32 Закона о судоустройстве РСФСР»[46]) порочная практика, в случае временного отсутствия народного судьи районного суда, исполнение его обязанностей возлагать на одного из народных заседателей этого суда. Порочность этой практики заключалась в том, что ст. 10 этого же Закона (от 08.07.1981 г.) устанавливала, что «в суде первой инстанции все гражданские и уголовные дела рассматриваются в составе судьи и двух народных заседателей». На это же указывали и Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик от 25.12.58 г., и процессуальное законодательство. Т. е. получалось, что даже если бы такой «и. о. народного судьи» и был бы назначен, то рассматривать дела в качестве судьи он всё равно не мог! Однако «старт» был дан и «процесс пошёл».
Закон СССР «О статусе судей в СССР» вместо того, чтобы «калёным железом выжечь» этот порок, напротив, в своей ст. 12 (п. 5) закрепил эту практику уже на «союзном» уровне; правда, теперь народный заседатель мог замещать народного судью районного (городского) народного суда лишь в случаях его длительного отсутствия и при этом должен был иметь высшее юридическое образование. Вслед (13.11.89 г.) за Законом СССР «О статусе судей в СССР», были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве, которые вновь подтвердили, что правосудие осуществлялось только судом (ст. 1), в состав которого могли входить только судьи и народные заседатели (ст. 11)!
Тот факт, что в 1991-92 годах исполнительные комитеты районных (городских) Советов народных депутатов наделенные полномочиями «возлагать» обязанности судей на народных заседателей[47], прекратили свою деятельность, никого не смутила. А дальнейшие события, связанные с заключением Федеративного договора и принятием новой Конституции РФ, лишь «подлили масла в огонь».
Например, Постановлением Законодательного Собрания Нижегородской области от 11.07.1994 г.[48], в 4-х районных судах области, на срок до 01.02.1995 г., на 4-х народных заседателей возложили исполнение обязанностей временно отсутствующих судей, руководствуясь при этом уже упоминаемым пунктом «л» ст. 72 Конституции РФ.
Мне пока не известно, сколько дел было рассмотрено этими «и. о.»[49], но то, что такие прецеденты в России были (а может и есть?), подтверждает даже «Бюллетень Верховного Суда РФ». Так в № 3 за 1995 г. (с. 15) указывается, что народный заседатель, рассматривавший уголовные (!) дела в качестве судьи, был назначен «и. о. судьи» постановлением главы администрации Октябрьского района (!!) г. Калуги. Есть, также, Указ Президента РФ от 05.08.1994 г.[50], приостановивший действие ряд постановлений администрации Мурманской области, по которым обязанности народных судей возлагались на народных заседателей.
К сожалению, «деятельность» нижегородских «и. о.» закончилась менее «красиво» (с правовой точки зрения). Цитирую ответ Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Нижегородской области от 16.12.1999 г. № УСД/1-4287: «В связи с принятием Федерального закона от 28.11.94 № 50-ФЗ «О внесении изменений в статьи 27, 32 и 61 закона РСФСР «О судоустройстве в РСФСР», вступившего в силу 13 декабря 1994 г., начальником управления юстиции Нижегородской области издан приказ № 408-лс от 14.12.1994 г. об освобождении от исполнения обязанностей судей указанных народных заседателей с 13 декабря 1994 г.».

Народные заседатели - «а был ли мальчик»?


Если власть разлагается, а народ безмолвствует, то народ разлагается вместе с властью.

Кстати, о народных заседателях. Уж они то, по определению – «плоть от плоти народной»!
Так ли это? Посмотрим...
Начнем с краткого ликбеза. В соответствии с законодательством[51] до 10.01.2000 г.[52] народные заседатели районных (городских) судов должны были избираться на собраниях граждан по месту их жительства или работы открытым голосованием, а народные заседатели вышестоящих судов - Советами народных депутатов аналогичного уровня.
Последние, относительно законные выборы народных заседателей районных (городских) судов в России (тогда РСФСР), прошли (или были объявлены?) в 1990 г.[53] Почему относительно? Дело в том, что СССР ещё в 1976 г. ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах[54], в ст. 25 которого указывается: «Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации, упоминаемой в статье 2, и без необоснованных ограничений право и возможность: ...b) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании (выделено мной – В. Н.) и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей;...».
Справедливости ради нужно отметить, что тогдашнее как союзное, так и российское законодательство не знало формулы о приоритете международных норм, относящихся к правам человека, перед национальными. В России этот приоритет был провозглашен только 22.11.1991 г.[55] и 21.04.1992 г. закреплен в Конституции РСФСР (РФ) (ст. 164 которой, продолжала настаивать на открытом голосовании при избрании народных заседателей).
Принятие новой Конституции РФ и вслед за ней ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации»[56] вроде бы устранило «непреодолимое» противоречие, но, как и в случае с судьями, «практика» и здесь оказалась «гибче» теории.
В преддверии окончания полномочий народных заседателей избранных в 1990 г., 22.03.1995 г. Президент РФ подписал уже упоминаемый Указ «О продлении срока полномочий народных заседателей районных (городских) судов», которым продлил их полномочия «до принятия соответствующего Федерального закона». При этом была нарушена ст. 55 (п. 3) Конституции РФ, т.к. Указ ограничил право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и право участвовать в отправлении правосудия[57].
Подобный правовой нигилизм не мог не найти «последователей» в регионах. 05.06.1995 г. Губернатор Нижегородской области Немцов Б.Е. подписал распоряжение[58] (!), которым «во исполнение п.2 Указа Президента Российской Федерации № 299 от 22.03.95 «О продлении срока полномочий народных заседателей районных (городских) судов» обязал (!!) глав администраций районов и городов Нижегородской области организовать проведение довыборов народных заседателей на общих собраниях трудовых коллективов, общих собраниях и сходах граждан по месту жительства.
А дальше «пошло-поехало». Вот как, например, развивались события в Московском районе города Нижнего Новгорода.
Глава администрации района, не дожидаясь указаний от главы администрации города[59], 10.07.1995 г. подписал распоряжение[60] о проведении довыборов народных заседателей «на общих собраниях трудовых коллективов, общих собраниях жителей по месту жительства согласно приложению». В приложении перечислялись восемь предприятий расположенных на территории района и шесть общественных объединений (совет ветеранов войны и труда и пять комитетов общественного самоуправления) и количество выдвинутых каждой из указанных организаций народных заседателей.
Мне удалось изучить четыре протокола собраний на АО «Нижегородский авиационный завод «Сокол». Согласно этим протоколам на собраниях присутствовало 85 или 89 % (да-да, именно процентов!) от общего количества работающих и «за» голосовали единогласно! При этом собравшиеся руководствовались не распоряжением администрации района или распоряжением администрации области, а непосредственно Указом Президента РФ и неким Положением «О выборах районных (городских) судов РФ»! Что это за «Положение» выяснить, пока, не удалось...
В 1999 г., уже новый Губернатор Нижегородской области Скляров И. П., решил повторить «подвиг» своего предшественника и, ссылаясь на всё тот же Указ Президента РФ, подписал распоряжение[61], которым устанавливал количество народных заседателей, избираемых в каждый районный (городской) суд и предлагал (!) главам местного самоуправления организовать довыборы народных заседателей районных (городских) судов в срок до 1 сентября 1999 года!
Однако на этот раз «система» дала «сбой». Нижегородские правозащитники, которым случайно попала в руки эта информация, подняли шум[62] и «довыборы» в Нижнем Новгороде были сорваны (по крайней мере, городская администрация признала распоряжение администрации Нижегородской области «неправомерным» и дала соответствующие указания администрациям районов города, которые по привычке уже начали «раскручивать маховик» т. н. «довыборов»)[63].
Мне также известно, что в том же году, аналогичная попытка была предпринята (и видимо успешно) Властью Москвы[64]. Там дело обстояло гораздо основательней. Было разработано специальное положение, по которому образовывались комиссии административных округов по организации выборов и подготовке списков народных заседателей с полномочиями, в т. ч., направлять запросы в органы внутренних дел, иные организации (психоневрологические и наркологические диспансеры) в целях осуществления проверки кандидатов в народные заседатели на их соответствие требованиям, установленным федеральным законодательством и Методическим рекомендациям по порядку проведения выборов народных заседателей Московского городского суда и межмуниципальных (районных) судов города Москвы вместо выбывших (!). Напомню, что к тому времени, уже почти три года Московский городской суд и межмуниципальные (районные) суды города Москвы числились федеральными!.. Ни о каких действиях московских правозащитников по этому поводу мне не известно...
Кстати о народных заседателях Верховных судов республик, краевых (областных) судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов.
Как мы уже знаем, они избирались соответствующими Советами народных депутатов. После принятия Конституции РФ практически во всех регионах Советы были распущены и созданы новые представительные (законодательные) органы государственной власти[65], которые не имели указанных полномочий. Но, пользуясь уже упоминавшейся ситуацией с неопределённостью термина «федеральные суды», как минимум три представительных (законодательных) органа присвоили себе полномочия по избранию народных заседателей соответствующих судов[66].
С вступлением в силу ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» ситуация обострилась. Неуклюжая попытка Президента РФ продлить полномочия этих заседателей[67] была им же самим фактически развенчана спустя полгода[68]. Но Московскую городскую Думу всё это не остановило...[69]
Дольше других «держался» Верховный Суд РФ. Но и его пришлось «спасать» аналогичным указом[70].

Закон есть – законности нет!


Видя, что ситуация дошла «до точки» и дело идёт к прямым выборам народных заседателей всех уровней тайным голосованием, законодатели принимают совершенно «сырой» ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[71] (далее – Закон), которым пытаются сбить накал страстей. Причём нужно отметить, что «сырость» этого закона носит, ко всему прочему, весьма специфический характер. Этот закон, вопреки Конституции РФ, предоставил практически неограниченные полномочия представительным органам местного самоуправления и законодательным (представительным) органам субъектов РФ в вопросе формирования списков народных заседателей федеральных (!) судов. Таким образом, Федеральная Власть нашла себе массу «союзников» на местах.
Так вот, порядок формирования общих списков народных заседателей районных судов «устанавливает» п. 1 ст. 2 закона, который гласит: «Общий список народных заседателей районного суда (далее также - общий список) формируется соответствующим представительным органом местного самоуправления на основе списка избирателей района, на территорию которого распространяется юрисдикция данного районного суда. При этом число народных заседателей определяется из расчета 156 народных заседателей на одного судью районного суда». И всё!
В общем, полное раздолье для депутатов представительных органов местного самоуправления в выборе средств и способов при формировании общих списков!
Для полноты картины необходимо добавить, что закон не предусматривает гласное формирование списков; закон даже не предусматривает опубликование списков после того, как они сформированы (в отличие от списков присяжных заседателей, которые в соответствии со ст. 82 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» публикуются в местной печати для сведения населения)!
Чего уж тут говорить о таких «мелочах», как отсутствие в законе упоминания о передаче представительным органам местного самоуправления необходимых для осуществления этих государственных полномочий материальных и финансовых средств, согласно ч. 2 ст. 132 Конституции РФ. Ну, ничего – денег не дали, зато и в правах не ограничили!
Правда, для некоторых это получились не права, а, скорее, головная боль. Так, юридический отдел городской Думы Нижнего Новгорода, четыре месяца «ломал голову» над запросом «Нижегородского общества прав человека», каким образом Дума предполагает организовать формирование общего списка народных заседателей районных судов г. Н. Новгорода, по каким критериям будет осуществляться отбор кандидатов и допускается ли инициативное выдвижение кандидатов общественными объединениями, а также достаточно ли это мероприятие профинансировано из федерального бюджета. В итоге ответ за подписью Председателя городской Думы И. Н. Карнилина был такой: «... городская Дума города Нижнего Новгорода готова начать работу по формированию списков народных заседателей в порядке установленном статьями 2, 3 Федерального закона № 37 - ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». К сожалению, каких-либо сведений по вопросу финансирования мероприятий по формированию списков народных заседателей в адрес городской Думы не поступало»[72].
В общем, похоже, наши городские депутаты ещё не вышли из пионерского возраста: «всегда готовы!». При этом, как водится у «настоящих пионеров» – неважно к чему «готовы», главное, руку не забыть вскинуть, чтобы прикрыть лукавство в глазах... Тем более, когда выборы «на носу»!!
И действительно, на следующий аналогичный запрос НОПЧ по поводу уже сформированных списков народных заседателей последовал не менее «прямолинейный» ответ: «...для формирования списков народных заседателей никаких средств из федерального бюджета получено не было. Списки народных заседателей были сформированы на основании списков избирателей районов, при этом учитывалось и личное желание кандидатов в народные заседатели»[73]. При этом «стыдливо» умалчивается о «Методических рекомендациях» Законодательного Собрания Нижегородской области[74], которые ещё в марте 2000 г. были разосланы председателям Земских собраний и городских Дум Нижегородской области. А ведь именно в них рекомендовалось «формирование общих списков народных заседателей осуществлять на основе принципа добровольности участия граждан в осуществлении правосудия в указанной форме, включая их в списки только при личном согласии на это».
Кстати, в этих «Рекомендациях» есть и менее «приятные» предложения. Следом за «принципом добровольности» рекомендуется «для обеспечения процессуальных сроков и надлежащего качества правосудия, экономии финансовых средств, в частности, на проезд заседателей в места судебных заседаний, на выплату им средней заработной платы по месту работы в приоритетном порядке включать в списки народных заседателей граждан:
а) проживающих в районных центрах и близлежащих к ним населенных пунктах;
б) имеющих высшее или среднее профессиональное образование, (особенно юридическое);
в) работающих в государственных и муниципальных (! – В. Н.) органах, учреждениях и организациях;
г) неработающих пенсионеров, способных (! – В. Н.) участвовать в осуществлении правосудия».
И потом нам (гражданам и налогоплательщикам), будут страстно и убеждённо доказывать, что сформированный таким «законным» образом суд – «самый гуманный суд в мире»!.. Не верю!!! И, похоже, что не верю не я один. 15 июля 1999 года Конституционный Суд РФ, рассматривая в своём постановлении[75] конституционность подпункта «а» пункта 1 статьи 13 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», указал: «Общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности (здесь и далее выделено мной – В. Н.) правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит – к нарушению принципов равенства, а также верховенства закона»[76].
На этом безрадостном фоне мы переходим к п. 2 ст. 2 Закона, согласно которого, на первый взгляд, ситуация не так уж безнадёжна, ибо в соответствии с данным пунктом «общий список утверждается законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации». Вроде бы все замечательно – государство не пускает процесс формирования общих списков «на самотёк», тем самым, реализуя ещё один принцип, заложенный в ч. 2 ст. 132 Конституции РФ – «реализация переданных органам местного самоуправления полномочий подконтрольна государству».
Однако в том то и «неувязочка» – полномочия передаёт власть федеральная, а контролирует власть региональная!
Попробуем немного порассуждать. Допустим, некий представительный орган местного самоуправления сформировал общие списки и передал их для утверждения. Какой при этом выбор есть у законодательного (представительного) органа субъекта РФ? Правильно – утвердить или не утвердить. При этом Закон не устанавливает критерии, по которым депутаты законодательного (представительного) органа субъекта РФ могут отклонить тот или иной общий список.
«Знающие люди» могут мне возразить: а как же ст. 3 Закона? Ведь она устанавливает требования, предъявляемые к народным заседателям (например, народным заседателем не может быть лицо моложе 25 лет). Вот депутаты законодательного (представительного) органа субъекта РФ и проверят: а все ли кандидаты в народные заседатели соответствуют указанным требованиям?!
«Но помилуйте», – отвечаю я «знающим людям». Это же «техническая» работа! Неужели у нас на федеральном уровне мало органов, которые могли бы осуществить эту «миссию» не менее эффективно (например, Судебный департамент при Верховном Суде РФ через свои управления в регионах).
В общем, налицо явное расхождение Закона с конституционными нормами в угоду чьих-то политических амбиций.
К сожалению, на этом проблемы с порядком формирования общих списков народных заседателей в соответствии с Законом не заканчиваются.
П. 1 ст. 7 Закона устанавливает, что «списки народных заседателей Верховного Суда Российской Федерации утверждаются законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации на основе списков народных заседателей районных судов, расположенных на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. Число народных заседателей Верховного Суда Российской Федерации определяется Верховным Судом Российской Федерации». А вот кто и как формирует эти списки, закон умалчивает.
Но всё это нисколько не смущает Законодательное Собрание Нижегородской области. В своём ответе на запрос НОПЧ, каким образом предполагается организовать формирование списка народных заседателей Верховного Суда Российской Федерации от Нижегородской области (вопрос, в чём-то, провокационный), правовое управление Законодательного Собрания, «не моргнув глазом» констатировало: «поскольку какие-то особые, конкретные требования к народным заседателям Верховного Суда Российской Федерации Федеральным законом не установлены, список будет формироваться из числа наиболее подготовленных для этой работы заседателей с учётом предстоящих консультаций председателя Законодательного Собрания с руководством Верховного Суда»[77]. Как будут определяться «наиболее подготовленные заседатели» и какой характер будут носить «предстоящие консультации» с руководством Верховного Суда, можно только догадываться...
Однако и это не самое опасное в данном вопросе. Дело в том, что Конституция РФ не предусматривает передачу полномочий, находящихся в ведении Российской Федерации (формирование федеральных органов государственной власти), законодательным (представительными) органам субъектов РФ, а Конституционный Суд РФ прямо отрицает такую возможность[78].
Да и не должен законодательный (представительный) орган заниматься обязанностями исполнительной власти по формированию «списков» (это также отчасти справедливо и по отношению к обязанностям представительных органов местного самоуправления)...

Я б в присяжные пошёл...

Вообще-то, все эти «недостатки» ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в РФ» не являются чем-то новым для российского законодательства. В соответствии со ст. 81 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» установлен следующий порядок составления списков присяжных заседателей:
«Краевая, областная, районная, городская администрация ежегодно составляет общие и запасной списки присяжных заседателей, включая в них необходимое для нормальной работы краевого, областного суда число граждан, постоянно проживающих в районах и городах края, области.
Число включаемых в общие списки присяжных заседателей края, области граждан, постоянно проживающих в районах и городах края, области, должно примерно соответствовать в существующей пропорции числу жителей каждого района и города края, области. Число граждан, включаемых в запасной список присяжных заседателей, определяется главой краевой, областной администрации в размере не более одной четвертой всех присяжных заседателей, включаемых в общие списки.
Сроки и порядок составления общих и запасного списков присяжных заседателей определяются главой краевой, областной администрации».
Как видите возможностей для произвола не намного меньше...

Встать! Суд идёт?

«Закон хочет хорошо устроить жизнь людей. Сможет же он сделать это лишь в том случае, если сами люди хотят, чтобы им было хорошо. Ибо закон обнаруживает своё благородное действие лишь тем, кто ему повинуется».
Демокрит

Проблема законности состава суда не ограничивается лишь «кадровым вопросом». Не меньше нареканий вызывает и порядок формирования этого состава. В начале, как обычно, немного истории.
Несмотря на четкое требование ст. 31[79] Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР призывать народных заседателей «в порядке очерёдности», Пленум Верховного Суда СССР через некоторые свои постановления, где предлагал[80], а где и принуждал суды нарушать этот порядок[81].


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве