О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Некоторые логические ошибки при изучении теории иска.

Ненашев М.М.[*]



На сегодняшний день в отечественной процессуальной науке выделяются три подхода к формулированию понятия иска[1].
Представители первого подхода (М.А. Гурвич, Н.Б. Зейдер, С.Н. Абрамов, П.Ф.Елисейкин) определяют иск как категорию, присущую двум отраслям права –материальному (гражданскому) и процессуальному, и выделяют два самостоятельных понятия иска – в материально-правовом и процессуальном смысле. Если исходить из понимания иска этими авторами, то иск в самой упрощенной форме можно определить следующим образом: иск в процессуальном смысле – это требование истца к суду[2]; иск в материальном смысле – требование истца к ответчику.
Представители второго подхода (А.Ф. Клейнман, А.А. Добровольский, С.А. Иванова, Н.И. Авдеенко)рассматривают иск как единое понятие, органически сочетающее материально-правовую и процессуальную стороны. Если исходить из понимания иска этой группы авторов, то иск в упрощенной форме можно определить как требование истца к суду, содержащее требование к ответчику.
Г.Л. Осокина неоправданно объединяет первые две группы в одну потому что и те и другие допускают определение иска через материально-правовое требование истца к ответчику. Получившийся в результате такого объединения взгляд она характеризует как определение иска черезматериально-правовое требование истца к ответчику[3]. Однако такой подход не учитывает того, что в свое время существовала материально-правовая теория права на иск: иск присущ материальному праву, защите которого он служит, он его принадлежность и др.[4] Очевидно, что наличие такого подхода, ныне практически всеми забытого, не допускает объединения первых двух точек зрения в одну –"материально-правовое требование истца к ответчику".
Представители третьего подхода (К.С. Юдельсон, К.И.Комиссаров, В.М. Семенов, Г.Л. Осокина) рассматривают иск как чисто процессуальную категорию, самостоятельный институт гражданского процессуального права. Согласно данному подходу иск –это требование к суду.
Вместе с тем, если взглянуть на сегодняшнюю литературу посвященную рассматриваемой теме, то можно заметить, что фактически остались представители только второго (М.А. Рожкова, О.В.Исаенкова, М.А. Викут) и третьего направлений (Г.О. Аболонин, Г.Л. Осокина, И.М.Пятилетов).
Формулирование понятия– это важнейший, ключевой шаг к изучению последующих категорий рассматриваемого вопроса. Понятие и последующие категории находятся между собою в тесной взаимосвязи и оказывают влияние друг на друга. Если между исходным понятием и понятием производным имеются разногласия, значит можно предположить один из следующих вариантов их возникновения: 1)Неверно сформулировано исходное понятие; 2)Неверно сформулировано производное понятие; 3)Неверны рассуждения, которые привели от исходного понятия к производному.
Этот вывод очевиден, однако, не все авторы, видимо, придерживаются его. Далее мы приведем примеры таких "несостыковок" исходных понятий с последующими выводами, а пока рассмотрим конкретные примеры влияния исходного понятия на последующее изучение теории иска.
Начнем с вопроса об элементах иска. Различные авторы выделяют от двух до четырех элементов иска. К таковым относят:
1) предмет – требование истца к суду или к ответчику (в зависимости от того к какому из трех вышеперечисленных подходов относится автор). Осокина Г.Л. понимает под предметом иска способ защиты субъективного права или охраняемого законом интереса, вместе с тем, позиция данного автора, изложенная в рассматриваемом учебнике, содержит несколько противоречий и позволяет предположить, что сам автор предмет иска способом защиты субъективного права не ограничивает[5];
2) основание –обстоятельства обосновывающие требование истца;
3) содержание – вид защиты о котором просит истец у суда;
4) субъекты[6] иска –истец, ответчик и третье лицо.
Такие элементы как предмет, основание и содержание иска, в принципе могут быть выделены при любом из трех подходов к понятию иска. А вот четвертый элемент "втискивается" не во все подходы. Если посмотреть современную процессуальную литературу, то можно сделать вывод, что данный элемент выделяют в основном процессуалисты придерживающиеся третьего подхода к определению иска(требование к суду и ответчику)[7] другие авторы либо вообще ничего не говорят о данном элементе, либо критикуют сторонников его выделения[8]. И это очевидно. Ведь именно при определении иска как одновременного требования и к суду и к ответчику позволяет в последующим дополнить элементы иска "субъектами иска" поскольку второе требование адресовано ответчику.
Такая возможность отпадает если мы определяем иск только как требование исключительно к суду. В этом случае для "субъектов иска" в исходном определении места уже нет, иначе придется признать, что исходное определение было неверным. Исходя из этого представляется спорной позиция Г.Л.Осокиной, которая считает, что иск содержит в себе требование только к суду[9] и при этом выделяет субъектов (она их называет сторонами) в качестве элемента иска[10]. Однако, если мы признаем субъектов составной частью иска, то мы обязаны указать на них в определении иска, иначе данное определение не будет полным, а Г.Л. Осокина почему-то такого указания не дает. Исходя из этого можно сделать два предположения: 1) Г.Л. Осокина либо неправильно сформулировала понятие иска; 2) Либо Г.Л. Осокина ошибочно выделила субъектов в качестве элемента иска.
Целое состоит из совокупности элементов и обладает качествами, присущими каждому из элементов. Исходя из этого любое из качеств целого должно проявляться в каком-либо элементе. Разбивая структуру иска на предмет, основание, содержание и стороны мы тем самым разбиваем целое на элементы. Следовательно, каждая из характерных черт иска должна проявляться в каком-либо элементе.
Определением иска как единого или двуединого понятия предопределяется и его последующая логическая структура. В первом случае в структуре иска необходимо наличие только одного элемента содержащего в себе признак требования (истца к суду). Во втором случае в структуре иска необходимо наличие двух элементов, содержащих в себе данный признак(требование к суду и требование к ответчику), или же данный признак должен каким-то образом сочетаться(требования к суду и к ответчику должны сливаться в одном элементе).
Из авторов, придерживающихся двуединого понятия иска наиболее логичной с данной точки зрения является позиция М.А. Рожковой, которая обоснованно указывает на то, что предмет иска характеризует материально-правовую сторону данного понятия (требование истца к ответчику), а содержание – сторону процессуальную(требование истца к суду)[11].
Это обстоятельство совершенно упускают из вида А.А. Добровольский и его многочисленные последователи. Рассматривая иск как двуединое понятие они совершенно не говорят о том, какой из его элементов отвечает за требование истца к суду. На данный недостаток обращает внимание и сам основоположник данной теории: "Конечно, теоретически можно было бы выделить и третий элемент иска, поскольку помимо требования истца к ответчику в иске имеется и требование истца к суду, но с нашей точки зрения в этом нет никакой необходимости ни в теоретическом плане, ни в практическом"[12]. Аргументация, скажем, мягко говоря, слабая. С такой позиции вообще непонятно зачем рассматривать иск как двуединое понятие. Если требование истца к суду не имеет значения ни в теоретическом, ни в практическом плане, то может быть его вообще следует исключить из понятия иска?
Такой подход был бы логически наиболее верным, но очевидно, что итог его был бы настоящим абсурдом. Поскольку иск определялся бы исключительно как требование истца к ответчику. Впрочем и сам А.А.Добровольский в определении иска указывал только это материальное требование(об этом будет сказано ниже).
Несмотря на то, что содержание иска выражает процессуальную сторону данного института, его выделение логически обоснованно и при подходе киску как к требованию исключительно к суду. Такой подход можно увидеть у Е.В. Васьковского, М.А.Гурвича и их последователей, поскольку указанные авторы определяют предмет иска как право или правоотношение – а следовательно, исключают признак требования из этого элемента и "переносят" его в содержание. Если бы указанные авторы не выделяли бы содержание в качестве элемента иска, то их иск был бы лишен своего главного признака – требования.
Указанные обстоятельства наиболее ярко подчеркивают необоснованность объединения Г.Л. Осокиной позиций А.А.Добровольского и М.А. Гурвича в одну группу.
Спорным представляется мнение Г.Л. Осокиной о том, что: "Поскольку защиту всегда оказывает суд, то специальное указание на него в определении иска излишне"[13]. Истоки данной позиции, по-видимому, следует искать в теории охранительных правоотношений, однако данная теория не является общепризнанной(известны, например, критические замечания Н.А.Чечиной по поводу ее сущности[14]). Кроме того, исходя из того, что на сегодняшний день существует спор по поводу того к кому обращен иск (к ответчику и к суду или только к суду), то такое указание будет необходимым до тех пор пока существуют данные разногласия.
Теперь перейдем к некоторым логическим ошибкам, которые допускаются авторами при рассмотрении теории иска.
Наиболее очевидной логической ошибкой является одновременное признание иска как требование исключительно к суду и при этом определение предмета иска как притязания истца к ответчику[15].Очевидно, что при таком подходе автор противоречит сам себе, когда в начале говорит об иске как о требовании исключительно к суду, а потом включает в это требование еще и требование к ответчику.
На другую логическую ошибку уже указывалось в литературе, но такое указание авторы, допустившие ее оставили без внимания. Речь идет о позиции А.А.Добровольского и С.А.Ивановой, которые являются сторонниками двуединого иска (иск –требование и к ответчику и к суду), но в определение иска включают почему-то только требование истца к ответчику[16]. Так А.А.Добровольский определял иск как требование об устранении нарушения права или помех к нормальному пользованию правом, предъявленное одним лицом к другому для принудительного осуществления через суд или иной специальный орган и подлежащее рассмотрению в определенном процессуальном порядке[17].
В настоящее время практически бесспорным признается разделение всех исков на три вида: о признании, о присуждении, о преобразовании. Выделение первых двух видов исков являлось в отечественной процессуальной науке бесспорным, что касается исков о преобразовании, то бесспорность их существования в отечественной процессуальной литературе стала признаваться относительно недавно. Заслуга выделения данных исков и разработка их теории принадлежит М.А. Гурвичу, который определял их как иски направленные на изменение или прекращение правоотношения[18].
Существование исков данного вида на протяжении многих лет оспаривалось А.А. Добровольским и его последователями[19]. И такому отрицанию есть множество объяснений. Сам А.А. Добровольский по этому поводу писал: "Если взять те примеры, на которых построены рассуждения ... о преобразовательных исках, то легко усмотреть, что преобразовательные решения либо, как и решения о присуждении, служат основанием для принудительного исполнения и никакого акта исполнения сами по себе не содержат, либо они подлежат исполнению по тем же основаниям, что и решения поискам о признании"[20]. Аналогичную точку зрения отстаивали и его последователи[21]. Таким образом, по мнению указанных авторов, так называемые преобразовательные иски на самом деле являются либо исками о признании, либо исками о присуждении.
Однако суть таких возражений, скорее всего, кроется гораздо глубже чем это показано выше. И Добровольский А.А., и его последователи, как известно были сторонниками теории двуединого иска – в каждом иске органически взаимосвязаны и требование истца к суду, и требование истца к ответчику. А вот в преобразовательных исках второе требование обнаруживается с большим трудом. Фактически можно говорить о том, что в доступной на сегодняшний день литературе еще не было достаточно обоснованно указано на то, в чем именно состоит требование истца к ответчику в преобразовательных исках, хотя сами приверженцы "двуединого иска" уже практически не оспаривают существование данного вида иска[22].
Еще одна несогласованность в позициях авторов, исследующих теорию иска обнаруживается если мы внимательнее посмотрим на взгляды относительно встречного иска.
Как известно встречный иск является всего лишь разновидностью иска и по своей сути ничем от первоначального не отличается. Исходя из этого было бы логичным формулировать дефиницию встречного иска исходя из точки зрения по поводу сущности самого иска. Однако авторы нередко вступают в противоречия сами с собой по этому вопросу. Так, например, А.А.Добровольский говорит, что встречный иск представляет собой встречное ребование ответчика к истцу, которое может заявляться как для защиты против первоначального иска, так и для удовлетворения самостоятельныхтребований ответчика[23]. Где в данном случае процессуальная сторона иска? А.А. Добровольский забыл про нее.
Подобную ошибку совершают и другие авторы. Так, например, неясно почему Н.И. Масленникова определяет иск как требование к суду[24] (через процессуальную сторону), а встречный иск как самостоятельное требование ответчика к истцу, предъявленное в суд для одновременного совместного рассмотрения в деле по иску истца (т.е. через материально-правовую сторону)[25].
Подобные ошибки нельзя назвать редкостью, однако что является их причиной является большим вопросом.
Итак, мы приходим к очевидному выводу о том, что понятие иска является необходимой и определяющей предпосылкой для изучения и обоснования последующих категорий теории иска. Именно исходя из дефиниции иска следует формулировать последующие категории рассматриваемой проблемы, иначе автор рискует вступить в противоречие со своими же доводами.


[*]Инспектор штаба УВД Дзержинского района г.Волгограда, лейтенантмилиции.
[1] В литературе были высказаны и иные точки зрения по поводу классификации подходов к определению сущности иска. В данной статье показана классификация данных подходов, проведенная Н.И. Масленниковой. См.: Гражданский процесс: Учебник. / Под ред. В.В. Яркова – М.,1999 – с.223.
[2] Здесь и далее под словом "суд" понимаются суды общей юрисдикции, арбитражные суды, третейские суды.
[3] См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. – М.,2003 – с.444.
[4]Обзор мнений см.: Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. – М.,2003 – с.19-22;об этом упоминает также и А.А. Добровольский. См.: Добровольский А.А. Исковая форма защиты права.– М.,1965 – с.17-18
[5] См.: Осокина Г.Л. Указ. соч. – с. 450 и др.
[6] О том почему данный элемент следует называть "субъекты иска", а не "стороны иска или "лица иска" см.: Рожкова М. К вопросу об иске, изменении его предмета и основания. // Хозяйство и право 2002/№11 – с.81.
[7]См. напр.: Рожкова М. Указ. соч. – с.78-91 и др. ее статьи;Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России: Учебник – М.,2001
[8] См., напр.: Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А.Чечиной, Д.М. Чечота – М.,1998;Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков –М.,2000
[9]См.: Осокина Г.Л. Указ. соч. – с. 449.
[10] Там же – с.456 идр.
[11]См.: Рожкова М.А. К вопросу об иске, изменении его предмета и основания. //Хозяйство и право 2002/№11 –с.84.
[12] См.: Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. – М.,1979 – с.49
[13] См.: Осокина Г.Л. Указ. соч. – с.449
[14]См.: Чечина Н.А. Основные вопросы развития науки советского гражданского процессуального права. – Л.,1987 –с.58-61
[15] О такой точке зрения см.: Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. (Очерки истории). – М.,1967 – с.27.
[16] Ранее об этой ошибке говорил А.Ф. Клейнман. См.:Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права.(Очерки истории). – М.,1967 – с.31.Сама ошибка повторяется в следующих работах: Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. – М.,1979 – с.17-18; Гражданский процесс:Учебник. / Под ред. М.К.Треушникова. – М.,2003 – с.221 //Автор главы – С.А. Иванова; Арбитражный процесс в СССР./ Под ред. А.А. Добровольского. – М.,1973 – с.109 // Автор главы– А.А. Добровольский; Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. Теоретическиео сновы правосудия по гражданским делам. / Отв. ред. А.А.Мельников. – М.,1981 – с.421. //Автор главы – А.А. Добровольский.
[17] См.: Добровольский А.А. Исковая орма защиты права. – М,1965 –с.29
[18] См.: Советский гражданский процесс. Учебник. Изд. 2-е,исправ. и доп. / Под ред. М.А. Гурвича. – М.,1975. с. – 108. //Автор главы – М.А. Гурвич.
[19]См.: Добровольский А.А. Указ.соч.; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. – М.,1979; Анисимова Л.И., Иванова С.А. К вопросу о преобразовательных исках.// Механизм защиты субъективных гражданских прав: Сб. науч.тр. – Ярославль,1990 идр.
[20]См.: Добровольский А.А. Указ.соч. – с. 174.
[21]См.: Анисимова Л.И., Иванова С.А. Указ. соч.
[22] См., напр.: Рожкова М. Разграничение исков по содержанию. // Закон 2003/№6. идр.
[23]См.: Арбитражный процесс в СССР / под ред. А.А. Добровольского – М.,1973. с. –120 //Автор главы – А.А.Добровольский.
[24]См.: Гражданский процесс /Под ред. Яркова В.В. – М.,2000 – с.222
[25]См.: Гражданский процесс / Подред. Яркова В.В. – М.,2000 – с.251;Аналогичную ошибку см.: Советское гражданское процессуальное право. / Подобщ. ред. К.С. Юдельсона. – М.,1965 – с. 208.

материал взят с сайта www.yurclub.ru


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве