О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Сравнительный анализ института встречного иска в иностранных и третейских судах.

В научной цивилистической литературе справедливо отмечается, что «несмотря на некоторые различия в исковой форме защиты права в гражданском, арбитражном процессе, при третейском разбирательстве, принципиальные черты всех исковых форм в этих юрисдикционных органах одни и те же, и поэтому некоторые особенности отдельных видов исковой формы защиты права, применяемой различными юрисдикционными органами не меняют единой сущности исковой формы защиты права»[1].
Тем не менее, исследуя институт встречного иска, представляет интерес сравнить эту процедуру с тем как это происходит в иностранных, а также в третейских судах, выделив то положительное, что, возможно, позаимствовать с целью совершенствования российского арбитражного процесса. Представляется, что встречный иск в третейских, особенно, судах более прост в обращении, в условиях и практике его применения. Он порождает в силу этого меньше волокиты, менее зависим от сроков разбирательства и более свободен от предубеждения судей, способствуя скорейшему разрешению дела и установлению истины.
Если выделить общие тенденции в мировой судебной практике, то следует отметить происходящее сближение в рамках процессуального права, гармонизацию и унификацию процессуального законодательства в рамках, например, ЕС. Это в значительной степени затрагивает и процедуру встречного иска. На основе данного анализа видно, что наше законодательство, касательно, в том числе и встречного иска, в определенной степени отстает и с трудом поддается совершенствованию.
Подобная унификация процессуального права нуждается в общих процессуальных принципах, чтобы обеспечить их единообразное выражение в законодательстве и судебной практике. По существу речь идет о перспективе создания единого европейского процессуального законодательства с сохранением национального права, которое в части, включенной в европейское процессуальное право, со временем утратит силу. Это также в полной мере относится и к третейским судам, поскольку их деятельность в значительной степени ориентируется на существующую судебную практику.

Встречный иск в третейских судах.

Общеизвестно, что в международной предпринимательской практике принято решать споры и разногласия без обращения к судебным процедурам. Суд часто становится так называемым «последним средством», после применения, которого на деловых отношениях сторон можно ставить точку. Альтернативным государственному суду и весьма распространенным способом разрешения частноправовых конфликтов во внешнеэкономической деятельности является негосударственное арбитражное (третейское) разбирательство. Не ставя перед собой задачу «разложить по полочкам» достоинства и недостатки арбитражных и государственных судебных процедур, отметим, что в силу сложившихся деловых традиций, всеобъемлющего характера Нью-Йоркской конвенции 1958 г. «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»[2] и отработанной процедуре ее применения в национальном законодательстве многих стран преимущество арбитража как способа решения международного спора частноправового характера, очевидно.
Третейский суд — также институт достаточно давний, он предшествует суду государственному и известен еще с античных времен, самый старый в истории общества и, пожалуй, наиболее демократично формируемый орган правосудия. О третейском судопроизводстве писал еще Гомер в поэме "Илиада". Некоторые исследователи обоснованно утверждают, что третейский суд предшествовал государственному. В настоящее время в мире существует много различных третейских судов (коммерческих арбитражей). При всем разнообразии исходное положение у них едино: две стороны спора о праве просят третьего рассмотреть и разрешить их конфликт. Отсюда и название третейского суда - суд третьего. Выбирая третейского судью, обращающиеся лица заранее согласны подчиниться его решению. Сущность третейского разбирательства заключается в том, что конкретные стороны правоотношения доверяют разрешение могущего возникнуть или возникшего между ними спора и вынесение по нему решения третьему лицу. В порядке третейского судопроизводства рассматриваются и разрешаются споры о праве имущественного характера (гражданские споры), поэтому третейское судопроизводство является исковым. Данное производство характеризуют исковые средства защиты права (предъявление иска, встречного иска и т.д.), участие истца и ответчика.
Под третейским судом понимается суд, избранный сторонами для разрешения спора между ними на основании соглашения. Третейский суд действуют наряду с государственным судом, поэтому важно определить место и роль третейского суда в политической системе (политической организации общества), которая охватывает собой как государственные, так и негосударственные социально-политические институционные образования. В современных условиях, когда изменившиеся экономические отношения получили соответствующее правовое регулирование, требуется переосмысление, в том числе и роли третейского суда в разрешении правовых конфликтов, а также отдельных вопросов третейского судопроизводства.
В основе его деятельности, как и в любой другой процедуре разрешения гражданского спора между сторонами лежит необходимость решения и нахождения истины двух позиций – требования истца и встречного требования или возражений ответчика. Принцип встречности, если можно так выразиться, столкновения двух позиций, вновь является определяющим. Как видно из самого названия, третейский суд - это суд посредника или посредников, являющихся частными лицами (в отличие от суда государственного). Возможности третейского разбирательства всегда востребованы, т.к. данная процедура носит более закрытый характер, содержит повышенные гарантии сохранения коммерческой тайны и соблюдения конфиденциальности, является более оперативной и не так затратна, как рассмотрение дела в государственном суде.
      В России первые положительные упоминания о Третейском суде имеются в памятниках 14 века, древнейшим из которых является договорная грамота великого князя Дмитрия Донского с князем серпуховским Владимиром Храбрым (1362 год). Согласно Соборному уложению от 1649 года каждому предоставлялось право "ведать перед третьими по обоюдному соглашению с противником". С этого момента полномочия Третейского суда стали расширяться. Указами Петра I посреднический суд по некоторым делам был объявлен обязательным. Если стороны в силу каких-либо причин не могли догориться о "посредниках", последние назначались судом.
      В 1831 году было принято Положение о Третейском суде (arbitrage), объявившее его наиболее разумным средством разрешения споров между гражданами. Свод 1857 года разделил Третейский суд на 2 вида: добровольный (по взаимному согласию сторон) и узаконенный (для определенного круга дел обязательный, независимо от соглашения сторон). И в том, и в другом суде дела могли решаться либо "по совести", либо "по закону". Если по этому поводу стороны не могли договориться между собой, суд был обязан судить "по закону", но его решение можно было обжаловать. В случае же суда "по совести" апелляция не допускалась.
По свидетельству современников "узаконенный" суд постепенно превратился в средство бесконечной, тяжелой волокиты. Видимо, поэтому судебная реформа 1864 года отменила его, и в уставе гражданского судопроизводства был сохранен только добровольный суд посредников, который мог рассматривать практически любые споры, подлежащие суду. Непременным условием являлось согласие сторон на разбор их дела в Третейском суде, выраженное в Третейской записи, подписанное истцом, ответчиком, третейскими судьями и заверенное нотариусом или мировым судьей. Постановление суда не подлежало апелляции, за исключением тех случаев, когда допускались нарушения в третейской записи, или же решение выносилось позже установленного срока.
Принципы третейского судопроизводства. Вопрос о принципах является важнейшим, поскольку принципы являются стержневыми началами всей системы законодательства о третейском судопроизводстве и определяют перспективы его развития. При этом необходимо учитывать обусловленность принципов судопроизводства экономическими отношениями. Принципы должны сочетаться между собой и быть логически взаимоувязанными. Комбинация принципов третейского судопроизводства должна обеспечить эффективность деятельности третейских судов по защите нарушенных или оспоренных субъективных гражданских прав и законных интересов, а также возможность широкого использования права на обращение (передачу дела) в третейский суд. На наш взгляд, система принципов третейского судопроизводства должна включать в себя следующие принципы:
1) независимости третейского суда и судьи при рассмотрении и разрешении споров о гражданском праве;
2) беспристрастности третейского судьи и соблюдении им законности при рассмотрении и разрешении спора о праве;
3) осуществления третейского разбирательства на основе добровольности и взаимного соглашения обеих сторон спора о праве;
4) содействия сотрудничеству между сторонами-контрагентами;
5) простоты третейской процедуры;
6) конфиденциальности третейского производства;
7) окончательности решения третейского суда и недопустимости его ревизии государственным судом.
Следует заметить, что на протяжении всего этого времени процедура предъявления встречного иска менялась мало, т.к. довольно трудно придумать какие-либо новшества для отработанной процедуры, изменения касались лишь временных пределов возможности заявления данного иска, что лишний раз подтверждает, что это главный вопрос всего процесса. Когда может быть заявлен встречный иск? Ведь он же меняет весь ход процесса! Всегда неизменным оставалось лишь требование о необходимости взаимосвязи встречного иска с первоначальным.
Не случайно Е.В. Васьковский настаивал на самостоятельной сущности встречного иска как термина и как понятия: «Возьмем для примера 226 ст. Устава гражданского судопроизводства, точный смысл которой не в силах установить реальное толкование вследствие неясности употребленного в ней термина "встречный иск". Под этим термином можно понимать самостоятельное требование ответчика к первоначальному истцу: 1) способное к зачету с первоначальным иском, 2) способное к зачету или же вытекающее из того же самого основания, как и первоначальный иск, 3) имеющее какую-либо связь с ним, 4) всякое вообще.
С точки зрения справедливости между этими способами понимания 226 ст. нет разницы, так как предъявление какого-либо требования в виде самостоятельного или встречного иска не влияет на существо самого требования, а допускается исключительно в виду процессуальных удобств. Но со стороны целесообразности предпочтительнее второе толкование, ибо первое без надобности стесняет круг применимости встречного иска, третье и четвертое - непомерно расширяют его, второе же толкование отводит встречному иску именно те пределы, в которых он наиболее пригоден служить целям процессуального удобства. Именно, если встречный и первоначальный иски допускают зачет, то упрощается исполнительное производство по ним; если же они вытекают из одного и того же основания, то совместное обсуждение их в одном производстве избавляет суд от двукратного исследования этого основания.
На этом, собственно говоря, можно было бы покончить с толкованием 226 ст.: раз из нескольких одинаково возможных и справедливых смыслов нормы один является целесообразнее, то его и следует предпочесть. Но ради лучшей иллюстрации рассматриваемого нами приема допустим, что с точки зрения целесообразности тоже нельзя отдать преимущества ни одному из возможных смыслов термина "встречный иск", и что, значит, нужно обратиться к другим предположениям.
Соображения о милосердии законодателя в данном случае не применимы, ибо сужение пределов допустимости встречного иска было бы милостью для первоначального истца, но излишней строгостью по отношению к ответчику, и, наоборот, расширение этих пределов облегчило бы положение первоначального ответчика, ухудшив положение такого же истца. Переходим от "материальных" презумпций к "формальным". На грамматическую правильность 226 ст. тот или иной смысл термина "встречный иск" нисколько не влияет. Согласно правилу о предпочтении обычного значения слова исключительному, обширного - узкому, технического - обыденному, следовало бы избрать четвертое толкование, так как оно, сохраняя за термином "встречный иск" техническое значение самостоятельного требования ответчика против первоначального истца, придает ему обычный и наиболее обширный смысл».[3]
Что касается непосредственного функционирования процедуры встречного иска в рамках третейских судов, то действующий сейчас Закон «О третейских судах в Российской Федерации» принятый в 2002 году допускает при создании своего регламента, устава предусматривать и специфические детали процедуры для своего суда. Такой вывод вытекает из толкования ч. 3 ст. 47 Закона – особенности сохраняются в части, не противоречащей данному Закону.
Регулирование правил заявления встречного иска по данному Закону также имеет свои особенности по сравнению с его предъявлением в других судах. Поскольку третейское разбирательство может иметь место лишь при условии передачи данного спора на рассмотрение третейского суда, то заявление встречного иска в третейском суде также должно удовлетворять этому условию. Если по встречному иску отсутствует третейское соглашение, то он не может быть заявлен, так как в отношении этого спора третейский суд не обладает компетенцией.
Закон «О третейских судах в РФ» дает определение встречного иска. Иск является встречным, если существует взаимная связь встречного требования с требованием истца. Представляется, что это основание включает в себя традиционные критерии отнесения иска к встречному: встречное требование направлено к зачету первоначального; удовлетворение встречного иска исключает удовлетворение первоначального, хотя бы в части; между исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению спора.
Подавляющее большинство регламентов постоянно действующих российских третейских судов копируют условия порядок предъявления встречного иска, т.к. это изложено в АПК и ГПК РФ.
Но есть и различия. Как правило, необходимость взаимосвязи первоначального и встречного исков указывается везде, но никак при этом не расшифровывается. Хотя в целом ряде регламентов уточняется, что встречный иск должен вытекать из того же правоотношения или рассматриваемого договора.
Что касается возможности его подачи, встречаются нормы регламентов, устанавливающих, что это возможно лишь до начала разбирательства, либо уже в ходе него, но до первого письменного ходатайства ответчика, когда становится ясной его позиция. Во многих случаях, особенно в международных третейских судах ответчик может подать встречный лишь в строго определенный срок, например в течение 5-10 дней с момента получения извещения из суда о том, что подан первоначальный иск.
Так, в соответствии со ст.ст. Регламента Третейского суда при Вятской торгово-промышленной палате ответчик вправе предъявить встречный иск, вытекающий и того же договора в срок не более 15 дней после получения письма о поступлении искового заявления.
А ст. 19 Регламента Санкт - Петербургского международного коммерческого суда предусматривает такую возможность в срок, устанавливаемый арбитражным судом в каждом конкретном случае.
Положение о Третейском суде Сибирского межбанковского финансового дома предусматривает подачу встречного иска лишь до окончания устного разбирательства.
Аналогично ст. 36 Третейского суда при Торгово-промышленной палате РФ устанавливает, что ответчик вправе предъявить встречный иск лишь до окончания устного разбирательства первоначального иска.
Представляется, что так широко распространенная в третейских судах необходимость принятия встречного иска до конца устного разбирательства идет еще от классического правового наследия, когда по Уставу гражданского судопроизводства Российской Империи встречный иск должен был быть заявлен не позже, как в первой ответной бумаге, а если таковая не была подана, то в первом заседании по делу. Причем Правительствующим Сенатом разъяснялось, что ответной бумагой может быть признана такая бумага, которой должен быть ответ по существу дела.[4]
Как ранее уже упоминалось, это представляется правильным, т.к. не дает возможности использовать возможность встречного иска чисто из тактических целей для затягивания процесса, пытаясь тем самым решить иные личные вопросы.
К тому же возможность применения встречного иска каких-либо затруднений или возражений ни у сторон, ни у третейских судей, как правило, не вызывает: ведь если в арбитражном суде, кроме длительного ожидания рассмотрения дел существует достаточно сильная коррупция, т.е. почти всегда, заранее можно утверждать, в ту или иную сторону будет решен тот или иной спор, то в третейских судах это исключено по разным причинам – судья назначается судом самостоятельно, или по просьбе одной из сторон, если другая не возражает, и с таким судом практически нельзя договориться, т.к. это скорее разбор конфликтной ситуации, чем собственно суд со всеми его подразделениями. В таком суде, основанном именно на таких началах, стороны вынуждены согласиться с судьей.
Одним из важнейших требований к третейскому разбирательству, вытекающим из его правовой природы, является требование к безусловному доверию сторон составу суда. Если решение арбитражного суда можно обжаловать в вышестоящую инстанцию, то решение третейского суда лишь в арбитражный суд. А что делать, если третейский суд откажет в приеме иска? Наиболее тяжелые последствия влечет отказ третейского суда в иске, ведь, в этом случае, обжаловать решение, либо возобновить разрешение спора уже в государственном арбитражном суде представляется затруднительным и длительным делом. Это очевидная недоработка законодателя, представляющая ответчику существенно большие возможности для защиты своих интересов в третейском суде, чем истцу. То есть, на судей третейского суда ложится несравненно большая ответственность, чем на судью первой инстанции арбитражного суда. В этой ситуации представляется правильным, когда третейские суды предоставляют сторонам больше возможностей для формирования состава коллегии рассматривающей спор, в том числе оснований для отвода судьи.
Еще одной особенностью третейского разбирательства является то, что
преюдициальность обстоятельств установленных третейским судом в современных российских условиях представляется довольно сомнительной. Очевидно, эти обстоятельства не могут считаться установленными для арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Досточно сослаться на ст.58 АПК РФ и ст.55 ГПК РФ, которые содержат исчерпывающий перечень оснований, освобождающих от доказывания. Соответственно при разрешении спора, государственные судебные органы не связаны фактами, которые были установлены решением третейского суда. В этой ситуации возникает вопрос, являются ли обстоятельства установленные одним третейским судом преюдициальными для другого третейского суда? Представляется, что ответ может быть не всегда положительным.
Так, например, в "Сибирский третейский суд" был заявлен иск о взыскании штрафа в размере 57 265 000 руб. за ненадлежащее исполнение обязательства по перечислению авансовых платежей, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 16 856 667 руб. В свою очередь ответчик заявил встречный иск о взыскании неустойки за просрочку исполнения работ в сумме 41 175 000 руб. с 14.04.97г. по 14.06.97г. Учитывая, что несвоевременная сдача работ пятого и шестого этапов не дает возможности использовать по целевому назначению и предыдущие этапы, ответчик полагал, что неустойка должна рассчитываться исходя из полной стоимости контракта, поскольку согласно п.1.1 и технического задания, обязательство ответчика состоит в разработке системы автоматизированной подготовки, учета и анализа документов "Феонит", а в соответствии с п. 5.2 договора начисление неустойки производится от стоимости неисполненного обязательства.
По встречному иску было установлено следующее. В соответствии с п.5.2 договора за ненадлежащее исполнение условий договора виновная сторона уплачивает неустойку начиная с 15 дня просрочки. Размер пени определяется по двум альтернативным правилам: от стоимости невыполненного обязательства; либо, в случае невозможности определить стоимость невыполненного объема, от полной стоимости контракта. Согласно п. 1.1 договора предметом договора является разработка программного обеспечения в соответствии с техническим заданием, то есть системы автоматизированной подготовки, учета и анализа документов. Поскольку истец сдал четыре этапа работ, коллегия полагает, что, сдав четыре этапа работ истец частично исполнил обязательство по разработке системы. Поэтому, по мнению коллегии, ответчиком в период с 15.04. по 15.06.97г. не было исполнено обязательство в размере стоимости 5-го и 6-го этапов.
Данное решение интересно тем, что "Сибирский третейский суд" уже исследовал исполнение сторонами обязательств по указанному договору при рассмотрении другого 41-СТС/СФ. Тогда арбитражная коллегия установила, что: "в обязательстве (правоотношении) по разработке системы автоматизированной подготовки, учета и анализа документов "Феонит" возникшем из договора обязанностью ответчика являлась разработка системы, как программного комплекса, а не отдельных этапов. Поскольку весь комплекс не завершен, определить стоимость сданных четырех этапов не представляется возможным. Сроки и размеры перечисления денежных средств в размере 7 500 000 руб. и 3 750 000 руб. по своей сути являются графиком финансирования работ. Указанные суммы не являются ценой отдельного этапа, поскольку программное обеспечение приобретает свою ценность лишь при условии разработки и сдачи в эксплуатацию всех этапов. Хотя возможность частичной эксплуатации отдельных этапов вполне возможна, что подтверждается письмом истца 11/1402 от 14.02.97г., определить стоимость двух оставшихся этапов не представляется возможным, так как возможность использования отдельного этапа, а, следовательно, и стоимость, существенно меньше, чем в системе в целом. Таким образом, определить размер неисполненного объема невозможно, следовательно, подлежит применению правило п. 5.2 договора, определяющее размер пени от всей суммы контракта".
Интересно, что определением А45-К768/97-13/11-К, арбитражный суд установил, что решение "Сибирского третейского суда" по делу 41- СТС/СФ соответствует нормам материального и процессуального права и определил - выдать исполнительный лист на его принудительное исполнение. К сожалению, истец по другому делу нарушил срок обращения за выдачей исполнительного листа, в результате чего арбитражному суду не пришлось решать эту правовую коллизию.
Если бы оба дела рассматривались в арбитражном суде, принять прямо противоположное решение при рассмотрении второго дела было бы невозможно, поскольку согласно п.2 ст. 58 АПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Регламент "Сибирского третейского суда" никак не регулирует подобную коллизию, оставляя решение этого вопроса на усмотрение арбитражной коллегии рассматривающей конкретное дело. Соответственно правовых оснований учитывать выводы сделанные пусть даже тем же третейским судом, но при рассмотрении другого дела, у арбитражной коллегии третейского суда нет. Следовательно, при вынесении решения, судьи должны оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, при этом никакие обстоятельства не имеют для них заранее установленной силы, как это и предусмотрено в ст. 6.9 регламента "Сибирского третейского суда".
Данный пример показывает, что возможности встречного иска удается и вполне успешно независимо от итогового решения использовать и при третейском разбирательстве, где существуют все необходимые атрибуты, чтобы с успехом их применять, причем не обязательно выиграть, а добиться истины в споре.

Вкратце преимущества использования встречного иска, а значит и разрешения споров в третейском суде:
  • минимальные сроки рассмотрения дел (до 30 дней);
  • компетентность третейских судей и возможность их избрания сторонами. В список заседателей третейского суда включаются специалисты в области гражданского, хозяйственного права, обладающих значительным опытом рассмотрения споров в арбитражном суде;
  • более дешевый способ разрешения споров. При обращении с иском в третейский суд истец уплачивает сбор третейского суда на 30% меньше, чем государственная пошлина при обращении с тем же иском в арбитражный суд;
  • независимость третейских судей. Никакой орган или должностное лицо не вправе вмешиваться в процессуальную деятельность третейского суда;
  • конфиденциальность третейской процедуры. Разбирательство дел в арбитражных судах открытое согласно действующим нормам. При третейском разбирательстве судьи и сотрудники секретариата третейского суда не вправе разглашать ставшие известные им сведения, а присутствие в заседании лиц, не являющихся представителями сторон, возможно только при согласии последних;
  • упрощенный порядок рассмотрения споров. По соглашению сторон спор может быть разрешен без проведения устного разбирательства, на основе письменных материалов. Особенно это удобно, когда места нахождения сторон удалены друг от друга на довольно большое расстояние;
Решение Третейского суда является окончательным, обязательным для сторон и вступает в силу со дня его вынесения. Однако это не является препятствием для того, чтобы сторона, не согласная с вынесенным решением, оспорила его в арбитражном суде в установленном законодательством порядке.
В то же время, поскольку третейское разбирательство не связано формализованными правилами, установленными соответствующими процессуальными Кодексами, у сторон появляется больше возможностей по изменению и уточнению исковых требований. В том числе это относится и к возможности одновременного изменения предмета и основания иска. В рамках арбитражного процесса, такое действие в силу ст. 37 АПК недопустимо. Этот запрет вполне обоснован, поскольку после изменения и предмета и основания, появляется иной иск, для предъявления которого необходимо соблюдение соответствующей процедуры (направление копии лицам, участвующим в деле, оплата госпошлиной, и т.д.). Иная ситуация в третейском суде.
Проанализировав множество существующих регламентов постоянно действующих третейских судов, неизбежно приходишь к выводу, что принятые там, в большинстве положения о том, встречный иск должен вытекать из одного правоотношения с первоначальным, а также то, что интересах дела и процессуальной экономии ответчик должен иметь возможность подачи встречного лишь на стадии подготовки дела к разбирательству, должны получить распространение и соответствующее законодательное закрепление и на государственные суды, т.е. внести соответствующие новеллы в АПК РФ и ГПК РФ. Такое же положение существует в подавляющем большинстве международных коммерческих судах и арбитражах, чему можно привести немало примеров.
Так, например, принятый 1 апреля 1999 г. в Швеции Закон об арбитраже, в соответствии с которым начал действовать Регламент Арбитражного института Торговой палата Стокгольма, так регламентирует действия сторон: «ст. 23. В течение установленного арбитрами срока истец должен представить свои требования...После этого в течение срока, определенного арбитрами, ответчик обязан представить свои возражения...Истец вправе представить новые требования, а ответчик свои требования (встречный иск), если эти требования охватываются арбитражным соглашением и арбитра не сочтут нецелесообразным их рассмотрение, учитывая время заявления таких требования или другие обстоятельства».[5] И лишь после этого начинается разбирательство по существу.
Или вот Регламент LCIA Лондонского коммерческого арбитражного суда, ст. 15 п. 15.3 которого так предписывает действия ответчика при подготовке к заседанию: «В течение 30 дней после получения искового заявления или письма истца о том, что он расценивает свое Прошение как исковое заявление, ответчик направляет Регистратору свои возражения иску...Любые встречные иски подаются вместе с возражениями по иску таким же образом, каким исковые требования излагаются в исковом заявлении.
п. 15.4 -В течение 30 дней после получения возражений по иску истец направляет регистратору ответное заявление, которое при наличии встречных исков должно содержать возражения по встречным искам.
п. 15.5 –Если в ответном заявлении содержатся возражения по встречному иску, ответчик в течение 30 дней после его получения должен направить Регистратору ответное заявление в отношении встречного иска.
п. 15.7 –Арбитражный суд начинает действовать, в соответствии с письменным соглашением между сторонами или в соответствии со своими полномочиями согласно данному Регламенту, в возможно короткий срок после завершения процессе подачи заявлений, указанных в настоящей статье».[6]
Излишне комментировать подобную процедуру, но стоит заметить, какое внимание и значение придается правам сторон и предоставления им полной возможности использовать все средства защиты, в данном случае, встречный иск.
Важно то, что Закон «О третейских судах в РФ» приближает нашу законодательную базу к мировым стандартам. На западе нет арбитражных судов в нашем, российском, понимании. В английском языке слово «арбитраж» означает именно «третейский суд». Существуют и международные третейские суды, которые без бюрократических сложностей принимают решения, имеющие обязательную силу, т.е. судебный исполнитель вправе потребовать исполнения иска.
Таким образом, третейский суд представляет собой более привлекательную процессуальную форму по сравнению с длительной, дорогостоящей и сложной судебной процедурой, особенно если предприниматели заинтересованы, прежде всего, в быстром, конфиденциальном и окончательном урегулировании конфликта.
Практика показывает, что негосударственные третейские суды давно завоевали популярность за рубежом. В США около 90% исков разрешается с помощью примирительных процедур еще до начала разбирательства в обычном государственном суде. А арабские страны, создавая свою судебную систему, изначально ориентировались на негосударственный третейский суд. В России третейские суды пока не приобрели подобную популярность, главным образом из-за того, что недостаточно хорошо известны. А между тем, в дореволюционной России третейские суды были основными в разрешении экономических споров. Но с развитием рыночных отношений интерес к третейским судам все более возрастает. Только в одной системе торгово-промышленных палат страны постоянно действуют 20 третейских судов, а в г. Москве их число превысило 40.
С течением времени вновь создаваемые третейские суды, вне зависимости от их отраслевой специализации и месторасположения постепенно будут бороться на своеобразном конкурентном "рынке" услуг по разрешению споров. Мы сознательно прибегнули к употреблению слова "рынок", поскольку считаем, что наряду с третейскими организациями в России начнет развиваться сеть адвокатских бюро и частных специалистов, оказывающих услуги по урегулированию споров и примирению сторон во внесудебном порядке – посредников-медиаторов.

Встречный иск в иностранных государственных судах

Следует заметить, что принцип встречности в западных государствах пронизывает весь процесс – встречный иск - встречная апелляция – встречная ревизия (в порядке надзора), что представляется более демократичным и, хотя и утяжеляет и затягивает процесс, но позволяет в итоге восторжествовать истине и правильно учесть интересы сторон, учитывая использование ими всех возможностей своей защиты.
Долгое время понятие иска и права на иск в теории буржуазного гражданского процесса рассматривались в неразрывной связью с субъективным гражданским правом, для защиты которого был создан иск.
Иск рассматривается как особый вид, особое свойство гражданского права, приобретаемое каждый раз правом вследствие его нарушения. Так, еще Карл Савиньи рассматривал как процесс развития субъективного гражданского права, метаморфозу права, которая может произойти во всяком праве. Появление права на иск, по его учению, - это лишь отдельный момент в жизненном процессе, момент такого же рода, как и возникновение и прекращение права. С этой точки зрения право на иск рассматривается как право к противной стороне, к ответчику, к тому, кто нарушил данное субъективное право. Право на иск понималось, как право искать противника. Но, соответственно, и ответчик всегда имел право на иск, на встречный, право на своего противника.
В науке буржуазного гражданского процесса первые три четверти 19 века почти безраздельно господствовала материально-правовая теория права на иск. Эта теория рассматривала процессуальное право в целом как отрасль «частного» гражданского права и отвергала понятие иска как института публичного права. Главной чертой этой теории являлось то, что правом на иск обладал лишь тот, кто имел субъективное гражданское право. Реакционность материально-правовой теории состоит в том, что оно сводило на нет право на предъявление иска, поскольку требовало предварительной проверки судом наличия у истца субъективного материального права. На практике она приводила к произволу судей, истцу отказывали в рассмотрении иска по существу, установив без участия сторон в распорядительном порядке, что истец не имеет материального права.
Во второй половине 19 века появились воззрения, согласно которым иски стали рассматривать не как требования к ответчику, а как требования к государству, т. е. как институт публичного права. Право на иск стали рассматривать как предоставленную каждому гражданину возможность требовать судебной защиты нарушенного или оспоренного права. Взгляды на иск, как на институт публичного права разделились на два течения. Одни развивали так называемую теорию конкретного права на иск, другие - теорию абстрактного права на иск. Различия между ними по существу сводились к следующему:
Первая под правом на иск понимает требование к государству в лице суда удовлетворить в установленной процессуальной форме интерес в юридической защите против ответчика. Право на иск - это право на судебное решение, благоприятное для истца. Эта теория в известной мере примыкает к материально-правовой теории права на иск. Вторая исходит из того, что право на иск есть чисто процессуальное право, направленное на получение судебного решения независимо от его содержания. Эта право каждого правоспособного лица обращаться к суду за защитой своего права, оно по существу совпадает с понятием процессуальной правоспособности. Эта теория, в прямую противоположность материально-правовой теории, полностью отрывает иск от материального права.
Условия принятия встречного иска в иностранных суда различны, но преобладают два подхода – как в США, где принимают все возможные встречные иски, даже из разных правоотношений и напрямую не связанные между собой, их общая черта это субъекты спора.
Второй подход, как, например, в ФРГ – критерий один – усмотрение суда, причем понятие встречного иска никак не формулируется и заранее возможные признаки взаимосвязи двух исков не оговариваются.
Во французском же процессе решение по разрешению первоначального и встречного исков должно быть основано исключительно на обстоятельствах, доводах и доказательствах, приведенных в устном состязании. Суд не обязан разъяснять дело вопросами и указанием на недостаточность доказательств, и одни стороны отвечают за полноту предложенных доводов. Усмотрению судей предоставлен широкий простор, как при оценке доказательств, так и при решении. Именно на усмотрение суда предоставлено право принимать встречный иск, заявляемый ответчиков или отклонять его. Никакими условиями суд не связан. Они вправе устранять доказательства, если предъявление их очевидно сделано с целью проволочки процесса, или если они неважны и не могут иметь влияние на решение дела. Оценка доказательств совершенно свободна. Французский процесс представляет собой пример организации труда, чрезвычайно удобный как для судей и адвокатов, так и, в особенности, для стряпчих, имеющих полную возможность по своему усмотрению ускорить или замедлить производство дела.
Для швейцарской гражданской юрисдикции характерно то, что процедура гражданского правосудия осуществляется в рамках законодательства кантонов. Каждый из них ввел в действие собственные ГПК и законы о судоустройстве. И, тем не менее, сходные черты и общие принципы присутствуют.
Исковое производство в Швейцарии тесно связано с ценой иска. Именно от этого зависит, какая процедура применяется. В целом ответчик после получения искового заявления в течение 30 дней, однако, этот срок может быть продлен, свои возражения или встречный иск. Принятие встречного иска остается на усмотрение суда, каких-либо условий взаимосвязи обоих исков не оговаривается. Встречный иск может быть подан только до начала судебного разбирательства по существу.
Для выявления наиболее характерных или типичных признаков работы иностранных судов с процедурой встречного иска, но и не только в первой инстанции, остановимся более подробно на немецком правосудии.
Все последующие выдержки и цитаты приведены из работы А.Г. Давтян «Гражданское процессуальное право Германии» Москва, Городец, 2000 (с приложением ГПК Германии по состоянию на 25.06.98):
«В Германии подготовка судебного дела к устному судебному разбирательству в порядке рассмотрения первого раннего заседания, как и любой процессуальный срок, определяется судом точно. Согласно абз. I § 275 ГПК ФРГ, срок для предъявления ответчиком письменных возражений против иска, в т.ч. и подготовки встречного иска определяется председателем суда либо одним из членов суда, в случае предъявления письменных возражений ответчиком этот срок включает две недели.
После назначения первого раннего заседания для устного разбирательства судья распоряжается о вызове сторон через канцелярию. В целях подготовки первого раннего заседания председательствующий или назначенный им член суда, принявшего дело к своему производству может назначить ответчику срок для письменного объяснения по иску (§ 275 (1)). В этих случаях повестка доставляется ответчику вместе с исковым заявлением. Если ответчик еще не ответил по иску или ответил в недостаточной форме или срок для письменного объяснения ответчика по иску еще не назначался, то суд может назначить его в судебном заседании (§ 275).
В тех случаях, когда производство по делу в первом раннем устном заседании не заканчивается, суд принимает необходимые меры для подготовки основного заседания.
Как уже было сказано, в случаях особенно сложных дел, когда требуется рассмотрение объемного процессуального материала, судья принимает определение о подготовке дела к судебному разбирательству в порядке предварительного письменного разбирательства. В случае письменного разбирательства суд призывает ответчика с доставкой иска, если он желает защищаться против иска, письменно сообщить об этом в суд в течение преклюзивного двухнедельного срока с момента доставки искового заявления. Одновременно ответчику устанавливается дальнейший, не менее чем двухнедельный срок для представления в суд письменного объяснения по иску.
Вообще процедура предъявления встречного иска ярко выражена в следующих ст.ст. ГПК ФРГ:
§ 277. [Объяснение по иску]

  • В объяснении по иску ответчик излагает свои средства защиты, поскольку это по обстоятельствам дела соответствует тщательному и целесообразному ведению процесса. В объяснении по иску далее должно содержаться высказывание о том, существуют ли основания, препятствующие передаче дела единоличному судье.
  • Ответчику разъясняется, что объяснение по иску подается в суд через назначаемого адвоката и разъясняются последствия пропуска соответствующего срока.
Статья 282. [Средства судебного нападения и судебной зашиты]

  • В устном разбирательстве каждая сторона должна приводить свои средства судебного нападения и судебной защиты, в частности, утверждения, оспаривания, возражения, доказательства и возражения против доказательств столь своевременно, насколько это, учитывая существо дела, соответствует тщательному и нацеленному на содействие производству по делу ведению процесса.
  • Заявления и средства судебного нападения и судебной защиты, на которые противная сторона предположительно не будет в состоянии ответить без предварительных справок, должны представляться до устного разбирательства в подготовительной процессуальной бумаге столь своевременно, чтобы противная сторона была в состоянии навести необходимые справки.
  • Возражения, касающиеся допустимости иска, ответчик должен заявить одновременно и до разбирательства дела по существу. Если ответчику назначается срок для объяснения по иску до проведения устного разбирательства, то он должен заявить возражения в течение этого срока
§ 347. [Производство по встречному иску и спор сторон по частному вопросу]
() Предписания настоящей главы действуют для производства, предметом которого является встречный иск или определение размера требования, уже установленного по существу.
(2) Если заседание предназначалось только для разбирательства спора по частному вопросу, производство по неявке и заочное решение ограничиваются разрешением этого спора по частному вопросу. Предписания настоящей главы действуют соответственно.
Интересно также, как в ГПК Германии в дальнейшем регулируется соблюдение принципа встречности, что касается последующих судебных инстанции:
§521. [Встречная апелляция]

  • Ответчик по апелляционной жалобе может подать встречную апелляцию, даже если он сам отказался от апелляционной жалобы, или если срок на подачу апелляционной жалобы истек.
  • Предписания об обжаловании заочного решения посредством апелляционной жалобы также применяются к его обжалованию посредством встречной апелляции.
§ 522. [Несамостоятельная и самостоятельная встречная апелляция]

  • Встречная апелляция теряет свою действительность в случае отзыва апелляционной жалобы или ее отклонения.
  • Если ответчик по апелляционной жалобе в течение срока на подачу апелляционной жалобы подал встречную апелляцию, то это рассматривается таким образом, как будто бы подал апелляционную жалобу самостоятельно.
§ 522а. [Форма и обоснование встречной апелляции]

  • Встречная апелляция производится посредством по
    дачи в апелляционный суд письменного заявления о встречной апелляции.
Встречную апелляцию надлежит обосновать до истечения срока на обоснование апелляционной жалобы.
§ 530. [Встречный иск; зачет встречного требования]

  • Подача встречного иска допускается только в том случае, если противная сторона согласится с этим, или если суд сочтет предъявление преследуемого этим иском требования полезным для рассматриваемого дела.
  • В случае зачета ответчиком встречного требования возражение, которое основывается на нем, допускается только в том случае, если истец выразит свое согласие, или если суд сочтет предъявление требования полезным для рассматриваемого дела.
Статья 556. [Встречная ревизия]

  • Ответчик по ревизионной жалобе может в течение одного месяца после вручения обоснования ревизионной жалобы или определения о принятии ревизионной жалобы (§ 5546) подать встречную ревизионную жалобу, даже если он сам отказался от ревизии.
  • Встречная ревизия производится посредством представления встречной ревизионной жалобы в ревизионный суд. Встречная ревизия должна быть обоснована во встречной ревизионной жалобе. Встречная ревизионная жалоба теряет свою действительность также в случае отклонения ревизионной жалобы согласно § 5546.»
Необходимо также заметить, что в Германии подсудность при подаче встречного иска также является исключительной, но именуется особенной – в суде, рассматривающем первоначальное исковое заявление. Судебное решение состоит из: 1) заголовка («именем народа); 2) рубрума (наименование сторон и их представителей); 3) тенора (указания требования истца к ответчику и наоборот по встречному иску; 4) описания обстоятельств спора (все сделанные заявления, требования, доказательства, в т.ч. подробно в обоснование встречного иска); 5) обоснования решения (содержит краткое перечисление фактов, на которых решение основывается на основании закона и конкретных обстоятельств дела): 6) подписи судей;
Подобная структура судебного решения сродни нам, но она всегда бывает подробно и глубоко мотивирована.
Что характерно, в германской цивилистике теоретически продолжает обсуждатся вопрос о возможной защите истца встречным иском против встречного иска ответчика, что в условиях российской судебной практики, конечно же, исключено.
В зарубежных странах лицам, участвующим в деле, предоставлены достаточно широкие возможности для соединения исков.
Так, в гражданском процессе Германии соединение исковых требований также возможно с согласия суда или по его инициативе, если требования, составляющие предмет процессов, состоят в правовой связи или могли быть предъявлены в порядке одного иска (§ 147 ГПК Германии). В гражданском процессе США сторона процесса может соединить в качестве автономных или альтернативных столько исковых требований, основанных на общем праве, праве справедливости или морском праве, сколько исковых требований она имеет к противоположной стороне. Возможно соединение требований, если они вытекают из договора, связаны с причинением вреда жизни или здоровью человека, нанесением вреда репутации, повреждением имущества, действиями по возврату недвижимого и движимого имущества (с повреждениями или без) и действиями, проистекающими из одного и того же деяния или деяний, связанных одним предметом.
В западной юриспруденции принято различать зачетные требования и непосредственно встречный иск.
Так в правиле 6/А раздела 8 Правил ГПК Индии говорится, что наряду с зачетом ответчик вправе заявить встречный иск в качестве которого может фигурировать требование, не обязательное связанное со спорным правоотношением, и вдобавок такое, которое ответчик правомочен возбудить в данном суде как самостоятельный иск. То же правило ограничивает размер встречного иска переделом, установленным для конкретного суда, Срок исковой данности по встречному иску определяется на момент подачи письменного отзыва ответчика. В нем ответчик обязан специально упомянуть о своем желании реализовать определенное требование как встречный иск. Истцу в свою очередь предоставлено право просить о выделении встречного иска в самостоятельное производство. В целом же вопрос с принятием встречного иска зависит от усмотрения суда. Встречный иск является самостоятельным требованием и не зависит от судьбы первоначального.
Таким образом, встречный иск представляет собой как бы расширение зачета и условия их действительности во многом схожи.
Представляется, что и в российских условиях предъявление встречного иска к зачету первоначального требования не будет являться защитой ответчика против иска. Ведь требуя зачесть встречное требование, ответчик признает предъявленный истцом иск. Согласно ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается зачетом встречного требования. То есть встречное требование о зачете не встречный иск в чистом виде.
Так, например, в американской юриспруденции зачет также не считается однозначно средством защиты ответчика против первоначального иска, поскольку ответчик при помощи зачета не может добиться каких-либо благ в свою пользу, По существу зачет – это всего лишь самостоятельный вид прекращения обязательств.
Теория предъявления встречного иска получила широкое развитие в США. Ответчик с целью переложить свою вину на лиц, которые, по его мнению, виноваты больше в том, что с ни случилось, вправе заявить встречный иск к истцу, соответчику или любому лицу, первоначально не фигурировавшему в деле. Для сравнения правил по соединению требований обратимся к процессуальному закону этой страны.
В гражданском процессе США встречный иск (counterclaim) определяется как самостоятельное требование, которое ответчик заявляет против истца в уже начатом процессе. Исторической тенденцией развития в США института встречных исков служила идея достижения экономии за счет разрешения одновременно всех конфликтов между участниками дела. В отличие от возражения или отрицания, используемых для пассивной защиты, встречным иском ответчик реализует собственное право. По сравнению с зачетом содержание встречного иска не лимитировано содержанием первоначального иска. Встречный иск может иметь целью частичное или полное отклонение первоначальных требований, характер и объем защиты по такому иску ответчик формулирует свободно, не будучи связан позицией инициатора процесса.
Правило 13 ФПГП (федеральных правил гражданского процесса) регламентирует несколько разновидностей встречных исков:
a) обязательные встречные иски;
б) разрешаемые встречные иски;
в) встречный иск, выходящий за пределы первоначального иска;
г) встречный иск против США;
д) встречный иск, заявленный после обмена состязательными бумагами;
е) подразумеваемый встречный иск;
ж) перекрестный иск к процессуальному партнеру (соистец или соответчик).
Обязательные (принудительные) встречные иски связаны с тем, что ответчик обязан заявить встречное требование, если это требование вытекает из сделки или события, составляющего предмет иска, и не предусматривает для своего разрешения присутствия третьего лица, не попадающего под юрисдикцию суда.
Разрешаемый (допустимый) встречный иск может быть заявлен к противоположной стороне, если он не выходит за рамки судебного разбирательства или конкретного гражданско-правового спора и не вытекает из сделки или события, составляющих предмет искового требования этой стороны.
Встречный иск, выходящий за пределы первоначального иска, может быть, а может и не быть направлен на уменьшение или аннулирование взыскиваемой противоположной стороной суммы ущерба. Он может превышать его по сумме или относиться ко взысканию иного рода, чем то, которое содержится в требовании противоположной стороны.
Ограниченный встречный иск против Соединенных Штатов или должностных лиц и органов США заявляется в пределах только тех границ, в рамках которых установлено право, предусмотренное законом, предъявлять встречные иски, или в силу долговых обязательств США.
Встречный иск, заявленный после обмена состязательными бумагами, представляется только по разрешению суда.
Подразумеваемый встречный иск или непредъявленный встречный иск предъявляется также по разрешению суда, если это имело место в силу недосмотра, оплошности, небрежности, не влекущей ответственности, или тогда, когда этого требуют интересы правосудия.
Примерно, аналогично, в английском праве привлечение в процесс помимо первоначальных истца и ответчика происходит как на основании общих предписаний (они, в частности, похожи на наши в отношении третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования), так и на основании ч.ч. 19-20 Правил гражданского судопроизводства, которые озаглавлены «Встречные иски и другие дополнительные иски».[7] Так вот ответчик в английском суде может заявить встречный иск не только к истцу, но и к иному лицу. Кроме того, допускается возможность предъявления встречного иска к третьему лицу для перенесения на него полной или частичной своей ответственности по первоначальному иску (Правило 20 (6). В том и другом случае привлекаемый к ответственности становится также ответчиком и также может подать встречный уже к лицам, которых он считает виновными.
В тех случаях, когда ответчик полагает, что весь ущерб, взыскиваемый по первоначальному иску, обязано возместить иное лицо, то к нему предъявляется встречный иск о перенесении на него полной ответственности – claim for indemnity – что означает, возмещение, погашение. Ответчик совершает эти действия в течение 28 дней с момента получения первоначального иска.
То есть, в английском праве ответчик вправе заявить встречный иск к лице, не являющемуся истцом и вообще участником процесса, а также совершить те же действия в отношении третьих лиц, так или иначе задействованных в процессе.
Следует заметить, что в отличие от российской судебной практики, никто в данном случае не считает себя вправе предложить ответчику заявить самостоятельный иск в новом процессе и не считает, что он никак при этом не умален в своих правах. Все вышеизложенное, как и в других странах, происходит в рамках одного и того же процесса, пока не спор не будет разрешен и установлена истина.
В судебном разбирательстве США и Англии может быть принят перекрестный иск к процессуальному партнеру, возникший из сделки или события, но из которых вытекают первоначальные или встречные требования, или имеющий отношение к собственности, составляющей предмет первоначального иска.
В гражданском процессе США и Англии суд обычно не участвует, но любая из сторон, добивающаяся своих целей, обращается за помощью к судье, чтобы заставить несговорчивого оппонента или другое лицо предоставить соответствующую информацию. Гражданские дела обычно слушаются в открытом процесса в присутствии судьи и жюри присяжных численностью от 6 до 12 человек. Жюри в итоге определяет имеющиеся факты и выносит по делу соответствующий вердикт. В гражданских делах это разрешено делать голосованием. Немаловажную роль играет присяга на библии, считается, что после этого участник процесса говорить только правду.
Таким образом, из перечисленных ранее возможностей третейских и иностранных государственных судов, можно увидеть, что существует масса возможностей усовершенствовать процедуру использования института встречного иска для российского правосудия. Не все они приемлемы, но, во всяком случае, элементы, касающиеся условий его принятия, времени и обстоятельств его подачи, расширения прав сторон, участвующих в деле, сужение рамок судейского усмотрения для отделения его от субъективизма, вполне могут быть полезны и успешно применены. При этом, представляется, они вполне могут сочетаться с принципами судебного процесса.
Речь, на наш взгляд, идет, конечно, более о западноевропейской модели применения встречного иска, нежели о североамериканской.



[1] Гражданский процесс. М., 1998. С. 145.
[2] Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.
[3] Васьковский Е.В.Руководство к толкованию и применению законов. Для начинающих юристов. Москва. Издание бр. Башмаковых, 1913 г., С.189.
[4] Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Энциклопедический словарь, СПб. 1913, С. 455.
[5] Новый Закон Швеции об арбитраже//Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ/№ 12/2002,С. 117.
[6] Adrian Winstanley, Registar, LCIA-WWW.LCIACOURT.com

[7] Н. Г. Елисеев. Гражданское процессуальное право зарубежных стран. М., ТК Велби, изд-во Проспект, 2004 С.414-415.

Виталий Попов, адвокат,(valval55)
E-mail: vnp-val@list.ru


материал взят с сайта www.yurclub.ru


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве