О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Исковая давность: проблема дефиниции.

бстракция – не самоцель, а средство для разумного преобразования окружающего человека мира в соответствии с законами этого мира.[1]

Исковая давность определяется в Гражданском кодексе Российской Федерации от 21 октября 1994 г.[2] как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК). В доступной литературе авторы, по преимуществу, просто переписывают данное определение[3] не особо вдаваясь в его детали, немного отличается определение исковой давности данное Г.Л. Осокиной. По ее мнению исковая давность – срок, в течение которого государство гарантирует, а заинтересованное лицо вправе рассчитывать на получение судебной защиты нарушенного права или интереса[4], однако по сути такая дефиниция не особо отличается от определения данного в ст. 195 ГК. И если, применительно к законодательству периода СССР, такое определение вполне приемлемо, то в настоящее время, на наш взгляд, оно нуждается в изменении.
Какие же недостатки в указанном определении? Они видятся в следующем.
Понятие – мыслимое отражение объекта в его общих и существенных признаках. В понятии выделяют: содержание – совокупность существенных признаков объекта, отраженных в понятии; объем – определенная общность предметов с родственными признаками. Понятие должно четко отграничивать рассматриваемый объект от остальных.
Если под данное понятие подпадают и посторонние объекты, значит следует говорить о том, что понятие сформулировано не точно, а следовательно необходимо увеличивать его содержание. Не точной будет дефиниция и в том случае если под нее будет подходить не весь круг рассматриваемых объектов, т.е. часть объектов будут вне круга указанных в дефиниции существенных признаков. Кроме того, не имеет смысла пользоваться такими дефинициями, в которых указаны неверные существенные признаки, они уводят в сторону от сущности рассматриваемого явления, что чревато определенными негативными последствиями, которые, на первый взгляд, могут быть и не заметны.
Современная легальная дефиниция исковой давности указывает в своем содержании на следующие существенные черты данного института:

  1. Исковая давность – это срок.
  2. Этот срок ограничивает право заинтересованного лица на защиту. Следовательно этот срок играет роль «юридического факта для истца» (что может или не может истец).
  3. Для истца имеет значение именно период течения этого срока, а не период после его истечения.
Неточность легальной дефиниции видится главным образом в том, что в ней употреблен оборот срок для защиты права по иску лица. Такой оборот неизбежно наталкивает на мысль о том, что за пределами этого срока защита права по иску невозможна. Наверное многие при изучении исковой давности в ВУЗе попадались на нехитрый вопрос преподавателей: «Может ли человек обратиться в суд с иском, если после нарушения права прошло три года и месяц (намек на то, что общий срок исковой давности уже истек)?». Некоторые студенты попадаются на эту уловку и отвечают отрицательно. И, в принципе, если исходить из буквального смысла определения исковой давности в ст.195 ГК, то такой ответ будет верным. Однако, согласно п.1 ст.199 ГК требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения исковой давности. Таким образом, защита права по иску лица возможна и за пределами срока исковой давности, кроме того, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Исходя из этого «срок для защиты права» действует и за пределами исковой давности, чисто теоретически такой срок бесконечен. Следовательно вторая выделенная нами существенная черта исковой давности является неверной.
Видимо, понимая это Г.Л. Осокина пытается смягчить указанное противоречие и меняет срок для защиты права на срок, в течение которого государство гарантирует, а заинтересованное лицо вправе рассчитывать на получение судебной защиты нарушенного права или интереса. Однако:
1) Судебная защита в подавляющем большинстве случаев связывается не с истечением срока исковой давности, а с обоснованностью требований, ведь известны случаи, когда суд отказывает ответчику в применении исковой давности, но в тоже время отказывает и истцу в удовлетворении иска по мотиву необоснованности требований.
2) Как было указано выше, судебная защита может быть предоставлена и по истечении срока исковой давности.
Данный недостаток является существенным и, следовательно, легальная дефиниция нуждается в изменении. Но может быть такое изменение нам совершенно и не нужно, ведь живут же как-то участники правоотношений и с такой дефиницией, и на нуждах оборота ее некачественность существенным образом не отражается, кроме того, в доступной литературе, не удалось найти каких-либо критических замечаний по поводу данной дефиниции. По этому поводу следует процитировать К.И. Скловского: «... любое правовое явление должно быть адекватно высказано, чтобы существовать. То, что не может быть точно высказано, не может быть юридическим образом осуществлено. В этом суть права, хотя и не только права»[5]. Еще Декарт говорил: «Определяйте значение слов и вы избавите свет от половины его заблуждений».
Вообще значение исходных понятий достаточно велико и гораздо больше чем это может показаться на первый взгляд, ведь каждое последующее знание отталкивается от предыдущего. В литературе можно найти большое количество примеров споров между различными авторами, которые, по своей сути исходили из различных начальных посылок в силу чего их споры на данном уровне не могли быть однозначно разрешены, для их разрешения нужно было спуститься на более «низкий» (первичный) для споров уровень и уже разрешив там все противоречия идти дальше.
В нашем случае можно привести следующий пример влияния первичного уровня (дефиниции исковой давности) на последующее изучение данного института.
Рассматривая исковую давность как юридический факт Е.А. Суханов пишет, что юридическое значение обычно имеет либо начало (наступление), либо прекращение (истечение) срока. Само течение срока порождает гражданско-правовые последствия лишь в совокупности с другими юридическими фактами (т.е. как часть юридического состава), например гарантийный срок или срок исковой давности[6]. Таким образом, Е.А. Суханов относит исковую давность к особому виду юридических фактов – юридическим составам. В основе данной позиции четко прослеживается влияние легальной дефиниции исковой давности. Ведь если исковая давность: 1) Это срок для защиты права; 2) Применяется только по заявлению стороны в споре; то и для того, чтобы исковая давность была применена необходимо два компонента – истечение данного срока и заявление стороны. Однако, поскольку мы не согласны с легальным определением исковой давности, то можем подвергнуть сомнению и указанную точку зрения уважаемого ученого.
Нелогичность дефиниции исковой давности приводит к тому, что у некоторых создается иллюзия того, что при предъявлении одного иска защищающего конкретное право прерывается исковая давность и по другим искам защищающим тоже самое право. Например, на практике может возникнуть вопрос о возможности перерыва исковой давности по виндикационному иску путем заявления иска о реституции. Расчет очевиден, если обосновать перерыв исковой давности по одному иску заявлением другого иска, то можно будет заявлять (исключительно с целью перерыва исковой давности) сначала иск о применении последствий недействительной сделки по которому срок исковой давности равен десяти годам с момента, когда началось ее исполнение, а потом (в случае отказа в первоначальном иске) виндикационный иск. Такой вопрос тем более актуален в связи с нашумевшим постановлением Конституционного Суда РФ[7]. Подобные суждения высказывались и применительно к альтернативным требованиям из одного основания (когда, например, покупатель сначала заявляет иск об обмене купленного товара на другой, а потом заявляет иск о возврате денег за купленный товар).
Теперь перейдем к формулированию понятия исковой давности которое бы отвечало современным реалиям. Следует согласиться с К.И. Скловским, что в дефиниции, пожалуй важна не она сама, а лишь ведущие к ней пути[8]. Действительно, суть явления гораздо лучше понимается, когда мы проходим весь путь к формулированию его дефиниции, а не тогда, когда перед нами без каких-либо разъяснений поставлено «голое» определение. К существенным чертам исковой давности, на наш взгляд, следует относить следующее: 1) исковая давность как срок; 2) какие последствия закон связывает с исковой давностью и когда они проявляются; 3) в отношении кого играют роль последствия, связанные с истечением исковой давности.
1) Итак, исковая давность (здесь следует согласиться с легальным определением данного института) является сроком – особым видом юридических фактов, которые с одной стороны могут иметь характер действия (течение срока может быть прервано, приостановлено, возобновлено в связи с действиями участников правоотношений), а с другой стороны характер события (течение срока связано с объективным течением времени)[9].
2) В легальном определении исковой давности указано лишь на течение данного срока в связи с чем можно прийти к выводу о том, что все последствия исковой давности проявляются лишь в момент ее течения (здесь еще одна неточность легального определения). Наоборот, все последствия связанные с исковой давностью применяются после ее истечения. К таковым последствиям следует относить: а) возникновение у ответчика права на заявление о применении исковой давности (заявление против принудительного осуществления требования); б) начинается течение срока приобретательской давности.
Само по себе истечение срока исковой давности на права истца не влияет, оно ничего не отнимает от них и ничего не прибавляет – истец и после истечения данного срока может добиваться судебной защиты. После истечения исковой давности у истца в большинстве случаев остается даже само нарушенное право (например, право собственности на вещь если сама вещь не уничтожена) до тех пор, пока ответчик не станет приобретателем по давности[10].
3) Как мы видим, из второго, выделенного и рассмотренного существенного признака исковой давности, все последствия связываемые законном с данным институтом обращены именно к ответчику, а не к лицу, право которого нарушено. Следовательно дефиницию исковой давности следует определять исходя из того, что может ответчик, а не из того, что может истец.
Исходя из всего вышесказанного следует вывод.
Исковая давность – это срок, по истечении которого, лицо, нарушившее право, законный интерес или гарантированные законом свободы участника гражданского оборота[11], обретает право заявить в юрисдикционном органе[12] о невозможности применения к нему мер принуждения.
При данном подходе к определению исковой давности ее уже нельзя относить к юридическим составам, как это делает Е.А. Суханов. Исковая давность представляет собой юридический факт с которым законодательство связывает появление у нарушителя права на заявление о невозможности применения к нему мер государственного принуждения. Суть исковой давности как раз и состоит в том, что по ее истечении у нарушителя появляется право на заявление о невозможности применения к нему мер государственного принуждения[13]. Кроме того, данная дефиниция предполагает более очевидные ответы на другие вопросы как теоретического, так и практического значения, полное рассмотрение которых в рамках одной статьи просто невозможно.
Остановимся только на уже затронутом вопросе о перерыве исковой давности по одному иску предъявлением другого. Такую возможность в основном обосновывают свободой управомоченного лица в выборе способов защиты права. И если различные иски защищают одно и тоже право, то будет логичным утверждать, что предъявление одного иска прерывает давность по другому иску, защищающему тоже самое право.
Однако данный вывод не верен.
Иск не связан с субъективным правом «защите которого он служит». Попытки обосновать мнение об иске как особом (боевом) состоянии права (М.А. Гурвич) были справедливо отвергнуты наукой.
Спорным представляется и мнение о включение правомочия на защиту в состав субъективного права (В.П. Грибанов). Право на защиту существует и тогда, когда само субъективное право уже перестало существовать. Например, при уничтожении вещи право собственности на нее прекращается, но право на компенсацию ее стоимости от причинителя вреда остается. Кроме того, из нарушения одного права могут вытекать несколько требований. Поэтому, более верным представляется мнение о самостоятельном характере права на защиту (П.Ф. Елисейкин).
Рассматриваемый вопрос легко разрешается с позиций теории регулятивного и охранительного права. Иск служит принудительной реализации именно охранительного права, требования, но не самого регулятивного права (например, права собственности), которого, на самом деле, может и не быть. Именно против такой принудительной реализации и направлена исковая давность, а не против регулятивного права. Поскольку каждый иск реализует только охранительное право, постольку им может прерываться исковая давность только по данному охранительному праву, а не по другому.
Поэтому предъявлением иска прерывается исковая давность только по данному иску, но не по другому (даже если все требования вытекают из одного регулятивного права). Аналогично этому при изменении предмета иска нельзя считать моментом перерыва исковой давности момент заявления первоначального иска. В подобных случаях срок исковой давности (по иску с данным предметом) может быть прерван только в момент соответствующего изменения, но не ранее.
Это положение более очевидно вытекает из предложенной дефиниции исковой давности, чем из современной легальной дефиниции, поскольку право на заявление о невозможности применения принуждения возникает у ответчика, действует для ответчика и не зависит от выбора способа защиты истцом, а также возникает после нарушения права (регулятивного).

Ненашев М.М.
netnashev@mail.ru
Инспектор штаба УВД
Дзержинского района г. Волгограда
лейтенант милиции
соискатель
Саратовской Государственной
Академии Права


[1] Цит. по: Жоль К.К. Философия для любознательных. – М., 1993. – с.87
[2] Далее – ГК.
[3] См., напр.: Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник. / Отв. ред. Е.А. Суханов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.,2002. – с.468; Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1. – 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.,2003. – с.355; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. – М.,1979 – с.105-108; Гражданское право России. Часть первая: Учебник. / Отв. ред. Филиппов П.М. – Волгоград,2000 – с.98; Черепахин Б.Б. Исковая давность в новом советском гражданском законодательстве. // Актуальные вопросы советского гражданского права. Ин-т нар. хоз-ва им. Г.В. Плеханова. Вып. №36. – М., 1964. – с. 71.; Власова А.Г. Сделки. Представительство. Исковая давность. – М.,1970. – с.35; Тархов В.А. Советское гражданское право. – Саратов,1978 – с.96; Иоффе О.С. Советское гражданское право. – М.,1967 – с.332;
[4] См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. – М., 2003. – с.534.
[5] См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учеб.–практ. пособие. – 3-е изд. – М.,2002. – с.114.
[6] См.: Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник. / Отв. ред. Е.А. Суханов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.,2002 – с.463 // Автор главы – Е.А. Суханов.
[7] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой, и В.М. Ширяева».
[8] См.: Скловский К.И. Указ. соч. – с.39
[9] В литературе высказано и иное мнение, согласно которому сроки в гражданском праве в системе юридических фактов следует относить к событиям. См.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1. – 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.,2003 – с.248.
[10] Данный вопрос некоторое время оставался спорным, однако сейчас ученые похоже пришли к единодушному мнению, что после истечения исковой давности само нарушенное право сохраняется, по существу, в виде известного еще римскому праву jus nudum – права, лишенного принудительной исковой защиты. См. напр.: Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник. / Отв. ред. Е.А. Суханов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.,2002 – с.474; Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1. – 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.,2003 – с.376; Гражданское право России. Часть первая: Учебник. / Отв. ред. Филиппов П.М. – Волгоград, 2000. – с. 99; Советское гражданское право: в 2-х частях. Ч. 1. / Отв. ред. В.А. Рясенцев. – М.,1986. – с.257. И др.
[11] О вопросах применения исковой давности к искам о защите охраняемых законом интересов и гарантированных законодательством свобод. см.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1. – 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.,2003 – с.356. Данный вопрос не является существенным для рассматриваемой нами проблемы, поэтому он не затрагивался в данной статье и включен в дефиницию без разъяснений.
[12] Данный вопрос, также как и вопрос, затронутый в предыдущей сноске не является существенным для рассматриваемой проблемы и поэтому не был затронут в статье и включен в дефиницию без разъяснений. Обоснование данной позиции см.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1. – 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.,2003 – с.357.
[13] См. также: Ненашев М.М. Иск о признании и исковая давность. // Статья опубликована на сайте yurclub.ru http://www.yurclub.ru/docs/arbitration/article28.html


материал взят с сайта www.yurclub.ru


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве